Archangels

Ярко горел костер, высвечивая из темноты фигуры охотников, склонившихся над трескучим жарким огнем. Их было двое. Первый, еще совсем молодой, хотя и озирался от каждого шороха, но старательно делал вид, что ему совершенно плевать - и на радиацию под боком, и на голодные завывания стаи диких собак неподалеку. Второй же, охотник, - полностью седой и заросший недельной щетиной; в грязном, камуфлированном «под степь» костюме неспешно прикручивал к потускневшему от частого использования Мэверику огромных размеров ночной прицел.
- Михалыч… - негромко позвал молодой, чтобы хоть как-то наполнить ночную тишину.
- Чего тебе? – лениво отозвался седой.
- Послушай, Михалыч… Вот смотрю я на тебя… Тебе хоть когда-нибудь страшно бывает? – спросил молодой.
- Мне? – задумался седой, - Бывает, пожалуй. А ты к чему это спросил?
Наступила тишина. Громко щелкнула ветка в костре, выплеснув веер красных искр в холодный ночной воздух. Седой отложил винтовку на аккуратно расстеленный спальник, хмуро посмотрел на молодого, и переспросил:
- Так к чему ты это все говоришь, на ночь-то глядя, а?
Молодой поежился под строгим взглядом напарника, отвел взгляд и поправил котелок, висевший над огнем на куске ржавой арматуры.
- Вот ты скажи мне… Хожу я уже года два с тобой по этой земле... Охотимся… Вроде все ничего, но… - молодой замялся.
- Продолжай! – приободрил молодого Михалыч.
- Почему мы дальше этого заслона никогда не проходили… Всегда… Всегда возвращались обратно? – собрался с духом и договорил скороговоркой молодой. - Что же… Резонный вопрос, – ответил седой. – Сейчас грибного чайку нальем… И расскажу… Легенда одна есть. То ли брешут люди, а может и нет… Сам решай.
Но я людскую молву мимо ушей никогда не пропускал… Может поэтому и жив еще, и хабара ношу побольше некоторых…
Молодой поднялся, аккуратно снял с огня котелок и заварил «чай». Седой взял свою кружку, кивнул в знак благодарности, и начал рассказывать. - Говорят люди, что еще давно, до войны, город здесь был… Здоро-о-овый шибко. Жили там, не соврать, больше миллиона человек… - начал седой, дуя на горячий свой чай.
- Ну… это точно брешут! Чтобы миллион? Да в одном городе? – с видом знатока ввернул фразу молодой, но спохватился и уткнулся носом в свою кружку. Седой помолчал немного и продолжил:
- Так вот… Решили там, рядом с городом, военные бункер поставить. Чтобы если что, то хоть кто-нибудь спасется. Переждет. Набили они этот бункер книгами учеными, компьютерами разными… А что война будет – никто уже и не сомневался…
- А зачем? – снова подал голос молодой.
- Что «зачем»? – ответил вопросом на вопрос седой.
- Ну… книги, компьютеры… Их и так осталось куча… - пояснил молодой.
Седой задумался. Луна, выглянув на секунду из-за низких туч, молочно-белым светом осветила испещренное шрамами лицо Михалыча.
- Что бы знания вернуть, говорят. Брали туда ведь не абы кого, а народ сурьезный… Научная база была там, не иначе… Архангелами… вот как их называли, говорят.
- Ну ты загнул, Михалыч! – улыбнулся молодой, показав нездоровые редкие зубы. – Еще с крыльями они были, скажи!
- Дурак ты, и не лечишься! – вспыхнул седой, - в шутку их так прозвали, а прозвище приклеилось… Ангел у них на бункере был нарисован, вот и прозвали…
- Так и чего они не возвращаются? Знания-то возвращать? А, Михалыч? Зажали, наверное? А главное - почему нам туда нельзя? – продолжал «бомбить» вопросами молодой, уже откровенно издеваясь над своим напарником.
- Знания возвращать, говоришь? – рассердился седой. - Чтобы снова всю землю шрамами покрыть? Один раз всех угробили… Еще захотелось? По радиации соскучился? Или по стичам?
Седой замолчал, отставил кружку с чаем. Взял винтовку в руки и произнес:
- А туда я тебя не пущу. Да и не пройдешь ты там, охрана серьезная. Мы их не трогаем… А они нас точно не тронут. Ждут они чего-то, наверное… Молодой посмотрел на гору, отделяющую их от легендарной базы, задумчиво протянул:
- Грабануть бы их… Хабару там, наверное, навалом… На всю жизнь хватит!
Старый охотник встал, прицелился молодому в грудь и процедил:
- Пшёл отсюда! Тоже мне, мародер хренов…
Молодой молча поднялся, собрал свои вещи и ушел в непроглядную тьму. Решил не испытывать свою судьбу лишний раз. А Седой присел на жесткий спальник и задумчиво поправил на шее кулон – маленький золотой щит с буквой «А».
И посмотрел вдаль, там, где над горами разгорался рассвет; и два облака, словно большие белые крылья в сиянии восходящего солнца, обняли равнину.


Сайт клана: //