http://www.timezero.ru/cgi-bin/forum.pl?c=156753195&a=O

*Избранное Творчество*

***CMEX*** [15]

Добавлено:
24.04.09 20:06
В этот топ я буду заносить лучшие произведения, написанные авторами "творчества"

***CMEX*** [15]

Добавлено:
24.04.09 20:07
Прятка [11] Завидуйте мне миллионы.

>

           Завидуйте мне, миллионы. Все те, кто богат и влиятелен. Талантлив и силён. Все те, кто получил главную роль в   сатирической постановке «Счастливы вместе». Все те, кто пошёл на прослушивание под давлением возраста, родителей, жажды уважения к себе самому. Все те, кто осознал, что жизнь без второй половинки невыносима и побежал занимать место в бесконечной очереди за самой желанной штукой в мире - за любовью. А вас, таких бедняг, ой как немало.  
           
           Завидуйте мне, миллионы! Я счастлив словно уличный голодный пёс, которого бросили в вагон с десятилетним запасом собачьего корма. Ведь   в то самое время, когда моё безработное, кризисное, облачное будущее улыбается мне помятой попой со словами   «Чего перебираешь? На мне морщин не бывает», моя женщина рядом со мной. Она верит в меня, и во всём поддерживает. Согревает меня, засранца, зазнайку, не умеющего слушать пса.   Поглядит в глаза мои собачьи, погладит по загривку,   накормит и становится тепло, по-домашнему уютно.   Я обожаю свою хранительницу, пускай пока душевного, но все же на все сто домашнего очага.
                           
                                  Я люблю её…
                                               <

***CMEX*** [15]

Добавлено:
24.04.09 20:08
Обсуждение закрыто
.

***CMEX*** [15]

Добавлено:
26.04.09 22:54
Обсуждение открыто

***CMEX*** [15]

Добавлено:
26.04.09 22:55
Мун [8] По-умолчанию, но с посвящением.

"А ты знаешь, что такое default city, город по-умолчанию? Это Москва. Какой русский рассказ не возьми, если город в нём не указан, значит, действие происходит в Москве." (с) Дюк.
Ему и посвятим. Городу и человеку.

Я сидел на парапете – открывался вид на холодную реку и дорогу – всю в листьях. Осень ломалась у основания, тогда мне так думалось. В руке оставалась незажжённая сигарета. Девушка, растерянно бродившая неподалёку, вдруг подошла и спросила:
- Огоньку?
- Благодарю, не стоит. – слабо улыбнулся я в ответ. – Знаешь, мне бы Огня… Помнишь, когда-то здесь каждый вечер был наполнен Огнём?
Незнакомка присела рядом, закурила.
- Знаю. Все вы жалуетесь, как один - глупо это. А по мне – так хорошо помнить то, чего нет. Леденит немного, как когда говоришь об умершем, но явление уже навсегда в твоей памяти. Навсегда твоё.
- Недоказуемо. – я вдохнул… как крепок речной воздух. Мост пылал фонарями, жалкие деревья с замками от и для новобрачных безмолвствовали.
- Сталкивалась, наверное, с просьбами что-нибудь рассказать? Ты не просила, а я расскажу.
Знаешь, что такое Москва? Это умение молчать.  – я не удержался и всё-таки сорвался на откровения, которыми, наверное, никого и не стоило трогать. Мне как будто не хватало этой городской тишины. – Ты видишь старика. Банально, но в его жизни больше нечего решать. Ему больше нечего доказывать. Если его глаза и горят – то светлым огнём сумасшествия. Он говорит мало и больше – о старом, да и то для того, чтобы его жизнь никто не потерял.
Но вот к родному дедушке приходит девушка-внучка, потому что ей негде жить, например, – улыбнулся прошлому. – и Читает ему стихи. Каждый вечер, она читает ему Ахматову или кого-нибудь ещё.
Повисло молчание. Я вспоминал стихи, которые очаровательная провинциалочка как-то читала на вечере у друзей... А Городская Девочка смотрела в тишину.
- Но это всё не наш портрет. Я не помню стихов. А всё почему? Нам, здесь, нечего терять. Нас миллионы, это очевидно. Мы редко общаемся – больше работаем. Глухо это, и ты вряд ли воспримешь мою исповедь.. проповедь… Но я хочу отсюда уйти. В этому городе больше курят, здесь, у реки, больше пьют – чем говорят.
Она молчала. Я уже не глотал воздух, я вдруг захлебнулся им, этой удивительной тишиной…
- Нам ведь есть что сказать. Всегда. Нет ничего хуже, чем этот город «по-умолчанию»…
Пересечёмся. – я спрыгнул с парапета, на секунду остановился на перекрёстке и зашагал налево.
Не помню, куда я хотел идти…
- Недоказуемо. – уверенно, хотя и с ноткам отчаянья донеслось сзади –Я знаю… Блока! а ты слишком много думаешь, слишком…
Я остановился и наконец-то услышал тихий плеск воды и жужжание машин на автомагистрали. Замки тихо звенели на несчастных деревцах. В Парке перешёптывались фигуры пороков, молчало лишь Равнодушие.
- Огоньку не будет? – с улыбкой сказал я, обернувшись.

***CMEX*** [15]

Добавлено:
26.04.09 22:56
Обсуждение закрыто
.

***CMEX*** [15]

Добавлено:
28.04.09 17:46
Обсуждение открыто

***CMEX*** [15]

Добавлено:
28.04.09 17:47
Nick_Name [7] Мародеры.

- Люди проиграли свою планету, ну, знаете, как в покер, и домой пора идти, да не хочется, думаешь: вот сейчас, еще немного, и попрет карта. И карта пошла... А блеф не удался, - с непонятной интонацией сказал Беннет: он стоял у широкого окна, лбом в  стекло.
       - Они?
       - О! Вы правы, Серж. Это мы проиграли всё. И вы и я, старый дурак.
       За окном был шелест и дробный шум дождя, вторую неделю. По стеклу сползали серебряные струйки воды. Радист «Ванкувера» явно смотрел в окно этим вечером, или в иллюминатор - с утра он крутил без остановки старые блюзовые вещи. Серебряный саксофон, словно летящий печальной птицей над туманными просторами сонных болот, четкий шепот тамтамов и рояль. Где-то я это слышал. Все, уже вспомнил. В баре "У Теда", на Пятой авеню, два дня до эвакуации. Был мокрый декабрь, мокрый снег, мокрые мрачные люди. Желтые такси вязли в серой каше, звучала такая же спокойная музыка, дым сигарет, виски на два пальца, весь мир летел в пыльные бездны забвения, я в тот вечер впервые надрался до совершенно свинского состояния. Незнакомая усталая девушка вошла в бар,  влезла на высокий табурет у стойки и заказала рыжему бармену хайболл. Тот подошел, протер перед ней стойку, поставил пепельницу.
       - Погода дерьмо, жизнь дерьмо, слушай парень, закажи выпивку… - она прицельно смотрела на меня пустыми подведенными глазами. Мокрая короткая куртка, нелепая юбочка, черные колготки с подвязками, у нее были красивые четко очерченные  губы и красные замерзшие руки с хищными коготками, сигарета дрожит. Я кивнул бармену, заказал ей выпивку, настроение еще такое,  на ползатяжки. А, думаю, к черту все...
       Беннет отошел от окна, с хрустом потянулся, содрал с себя плащ и бросил его на диван у двери.
       - Послушайте, Серж, как я устал за этот месяц. Дождь этот. Н-н-надоело все.
       - Скажите, Эл, - я откинулся в удобном кресле и вытянул ноги. - Кто отдал этот приказ?
       - А? Я не знаю. Наверное пришельцы. Кроме них, я думаю, некому.
       - Нет. Я о другом. Кто развязал войну.
       - Я могу ошибиться, но мне кажется, это сделала Российская федерация, - осторожно сказал Беннет. - Я прошу меня простить, но только Россия могла позволить себе нажать на ядерную кнопку. Вы, конечно, скажете, что мы, но я уверен. Наш президент не мог. Это честный человек, я республиканец и голосовал за него. Он не мог.
       - А разве это имеет значение, кто?
       - Теперь, наверное, нет. Но для истории, - сказал Беннет.
       - Для какой такой истории? Истории уже нет, забудьте. Земля под карантином, 6 миллиардов людей заморожены в предпоследней точке времени. За миг до ядерной войны откуда ни возьмись появились вверги - ап! замри! - как в детской игре. И мы оставляем планету и переселяемся.
       - Вы еще молоды, вам простительно ошибаться, - печально сказал Беннет. – Но история есть всегда. Пока жив последний человек, история человечества продолжается. Там, на новой планете нам позволят начать все сначала, но это будет совсем другая история. Прежняя остается здесь. И пустая планета - это тоже история. Вверги утверждают, что шанс человечества теперь там, на новой планете. Знаете... Важно не повторить ошибок. Серж! Вы еще не передумали?
       - Нет, Эл. Я остаюсь.
       - Один.
       - Да.
       - У вас была девушка?
       - Нет. Теперь уже и не будет. Эл! Вы прямо как мой дед. Те же самые интонации. И высшего образования тоже нет.
       - Но как вы будете жить здесь?
       - Какая разница? Еды мне хватит. Склад госрезерва рядом. Лет через двадцать закончатся все эти барханы консервов. Буду охотиться на зверей. Кто-то ведь должен сторожить Землю? Поработаю сторожем.
       - Как глупо. Зачем сторожить пустую планету? Для кого? Романтика,  - помотал Беннет головой. - Послушайте, Серж. А вы знаете, что такое одиночество?
       - Да. Знаю.
       - Какой же вы еще мальчишка, Серж. Откуда, откуда вы можете знать, что такое одиночество?! А вы так легко обрекаете себя. Это ведь страшное чувство. Страшное.
       Мы замолчали на мгновение.
       - Улетаете?
       - Вечерним рейсом на нашей летающей тарелке, на «Ванкувере»... черт, спать хочу, где кофе?
       - Выше на полке, спички рядом.
       - Ванкувер, почему Ванкувер? Эл, я никогда там не был. Теперь жалею. Красивый, наверное, город. Был.
       - А я был как-то... За год до эвакуации. - Беннет застыл у окна. Там очень красиво осенью. И осень очень короткая. Я вспомнил. МакНили из Ванкувера. Поэтому и корабль так назвал.
       - Теперь понятно.
       - Оливье Шадек расказывал. Приехал на борт с грузом, а почему, говорит, Ванкувер, и МакНили... ну, вы его видели, представляете, белый китель, седые усы, трубка, парусный кэптэн... Я, говорит, там любовь свою встретил, команда не против. Память о Земле, мол, наследие пропавшей цивилизации. Шадек пальцем у виска покрутил. Только МакНили мог назвать чужую летающую тарелку в честь земного города. А знаете... - Беннет застыл на мгновение с туркой в руках, прищурился на окно, - Есть в этом названии что-то дождливое: Ванкувер, Ванкувер, осенью пахнет, что ли. - Кофе будете?
       - Нет, не хочу.
       Он чихнул, сдавленно ругнул ребят из синоптической группы и приглушил громкость на приемнике. За дверью что-то загремело, стук, шум шагов. - Кого еще черти, кто там? Дверь распахнулась, вошел громадный широкоплечий Приходько, техник из группы Шадека.

***CMEX*** [15]

Добавлено:
28.04.09 17:48
- Что вы там уронили, Эндрю?
       - Ааа. Здрасте вам, хлопцы. Да отстань ты, Эл, пустые канистры задел. А пахнет как в раю. Ну спасибо Эл, а где кружка? Ага, вижу, иди сюда, родимая. Холодно, черт... А пожрать что? Наставили канистры , и пройти негде, в бога в душу мать-перемать. - Он подвинул плащ и сел на диван, уверенный, плотный, небритый, волосы мокрые. Он торопливо пил горячий кофе и крыл легким матерком погоду и жратву, отсутствие женщин и развлечений. Приходько очень переживал,  что баб нет. Были бы, говорит, хоть пара сисястых девчонок, мы бы здесь устроили карамболь с прибамбасами, а так, мол, тоска зеленая.
       - Я заварил этот кофе для себя. Серж, я ставлю свои часы, но...
       - Да знаю. Стоит кофе заварить, а Приходько тут сидит.
       - Стихоплеты, стихоблуды. Сидите тут без толку.
       - Эндрю... Иногда вы напоминаете мне профессора философии Бертрана Смита, - слабо улыбнулся Беннет.
       - И че этот Смит придумал?
       - О! Это был очень многообещающий ученый. Опубликовал несколько блестящих работ о метафизике, неизвестной вселенной.
       - Да к черту эту вашу неизвестную вселенную, Эл. Зачем этот бедняга тратил время? Нам и с известной вселенной проблем хватило. Полна жопа огурцов.
       - Серж, - растерялся Эл. - Что значит полная... Страп-он, я не совсем понимаю.
       - Эл. Идиома. Непереводимый русский фольклор. Куча проблем.
       Приходько выдул кофе одним долгим глотком. Встал, неожиданно мрачный: - Я говорил с Шадеком. Завтра с утра Канада, Оттава, Онтарио, вся акватория Больших Озер. Потом Аляска. Через пару лет ни одного здания не останется, ты понял. Распыляют какой-то порошок, от него бетон и железо тает как снег. Голая планета. Дороги, мосты, небоскребы - все в пыль. А нас забирают завтра.
       Приходько покачнулся, ухватился за шкаф и в этот момент стало ясно, что он мертвецки пьян по обыкновению.
       - Ты куда, Сергей? - спросил Беннет.
       - Голова болит, пойду проветрюсь. - Я взял со стола сигареты, снял с вешалки свою куртку и вышел из комнаты. Последнее, что я услышал. - Эл. Вот ты математик. Где ты там был, не помню. Ага. Ну, в Гарварде. Какая разница? Ты мне скажи, мужик. Вот как получилось, что мы с тобой друг друга понимаем? Я ж никогда на английском не говорил. Как мы понимаем друг друга, а? Ты разве учил русский?
       - Не плачьте, Эндрю. Не нужно.
       - Ты мне вот что скажи. Почему я не могу увидеть свою дочь?

***CMEX*** [15]

Добавлено:
28.04.09 17:49
Я прошел стоянку машин, прошел мимо сваленных в кучу раскуроченных ящиков с консервами. Постоял недолго под каштанами, вдыхая с наслаждением чистый, прохладный воздух. Он шел вторую неделю, днем и ночью: последний дождь-реквием для этого пустого бетонного города. И захотелось вдруг промокнуть под ним до нитки, побродить допоздна под холодными струями, еще раз пройти по знакомым и пустым улицам. Безлюдный, безмолвный город лежал передо мной, как чужая игрушка.
       Пахло мокрым асфальтом, какой-то железистой сыростью. Я завернул за угол и прошел четыре квартала в восточном направлении по безлюдной улице. Смеркалось. Холодный ветер небрежно играл призрачными полотнищами дождя. Неработающие светофоры, пестрые киоски, жалкие в своей неожиданной заброшенности, колонны замерших машин. На углу, напротив железнодорожного вокзала закурил вторую сигарету и неожиданно поймал себя на том, что иду по тротуару. По привычке. Мы теперь все делали по привычке, утром здоровались, слушали музыку на частоте «Ванкувера» - обозначали жизнь... Вверги подарили нам жизнь после остановки истории, и пусть я знал, что это не смерть, пусть я видел выкладки и документы о последних днях - я все равно чувствовал себя. Не так. Я помню день эвакуации. Обычный день. Привычный, солнечный, весенний, просторный. Потом был полный стоп и пустота. Нас выдернули из небытия вверги. Пришельцы появились ниоткуда. Потом уже стало ясно, что все это время они следили за нами, надеялись на нас и только в последний миг успели подставить плечо. Всех землян убрали с планеты в одну секунду. А нас выдернули, как кукол из чулана. Теперь мы бродили по пустым улицам, отмечали для бесчисленной армии юрких киберов, что именно из музеев и частных галерей нужно погрузить в бездонные трюмы межзвездных грузовиков и говорили ни о чем. На всей Земле нас осталось не более сотни. Мы чувствовали себя отвратительно. Словно мародеры. Но условия игры диктовали не мы. Все было предельно просто: после очередного политического кризиса распахнулись шахты, и ракеты с ядерными боеголовками отправились по заранее намеченным курсам. Вверги остановили время и эвакуировали человечество. Всё. Планету Земля готовили к отдыху от землян. Шесть миллиардов людей собрали, как оловянных солдатиков, в коробку. А нас оставили собирать мусор. Мы били как похоронная команда.
       Каждое утро я просыпался и думал, что я хочу забрать с собой на новую планету: красный мост в Сан-Франциско или Собор Василия Блаженного на Красной площади. Я хотел забрать все.
       Однажды вверг Атапоинс - наш инопланетный куратор – сказал: - Вы, люди, не знаете что вам нужно, кто вы и куда идете. Вы привыкли закрывать глаза на правду, боитесь думать о правде. Или боитесь поверить. - Он тогда сидел напротив нас, развалившись в просторном кресле, худой , желчный. Он не понимал нас. И не хотел знать нас - приходилось. Атапоинс однажды сказал нам, что презирает нас. Так и сказал. За трусость, за нежелание мыслить, за нежелание делать то, что требуется, за самокопание и самонезнание.
       Каждый из нас троих видел его по своему. Мне он напоминал отца. Беннет как-то признался, что Атапоинс похож на декана его факультета - толстого плешивого ворчуна. Приходько зло спорил о смысле жизни и ехидно ухмылялся, просил не вешать нам лапшу на уши. «Я не верю! - истерично орал ему Приходько, - Не верю, понимаешь, ты, чурбан бесчувственный, гермафродит чертов! Так и скажи своим зеленым человечкам наверху, что военный хирург гвардии подполковник Приходько из Киева  во все это ваше дерьмо не верит. Не было никакой ядерной войны. Не было. И не могло быть! К такой-то матери все ваши доказательства, понял! Дай мне вертолет, оружие и еды на пару недель. Я буду жить где-нибудь и подохну там.» Вверг спокойно пожал плечами и сказал. - Бери.

***CMEX*** [15]

Добавлено:
28.04.09 17:50
Никогда не умел прощаться. Вот и сейчас. Беннет плакал, Приходько спал на тюках, Шадек молчал. Мы пожали друг другу руки, они зашли по покатому трапу на борт, киберы побросали вещи на борт и через минуту летающая тарелка ввергов исчезла в облаках. Всё. Стало тихо. Я остался один. Никто мне не запрещал и никто не отговаривал.
       Я поднял рюкзак, поправил карабин на плече и пошел на север искать жилье. За покатым холмом, на дощатой терассе сидел Атапоинс. На голове у него была бейсболка песочного цвета с надписью "L.A.P.D". А над ним мигала вывеска "Голоден? Заходи к Барни! Бар и гриль". Я подошел, сбросил все на соседний стул.
       - Привет.
       - Привет. Остаешься?
       - Как видишь.
       - Не страшно? - тихо спросил вверг.
       - Пока нет.
       - Ясно.
       - Что тебе ясно? Ребята уже на орбите?
       - Нет, Сергей. Они уже на Бета Змееносца. Четвертая планета. Новая Земля. Минуту назад Приходько назвал один из северных континентов в твою честь. Земля Сержа Овчинникова.
       - В детстве у меня был глобус. Помню надпись у какого-то полюса. Земля Королевы Мод.
       - Почему ты остался?
       - Не знаю, - честно ответил я.
       - Ну и дурак, - спокойно сказал вверг.
       - Спасибо за комплимент, - мне вдруг стало смешно. Сидим с пришельцем с другой планеты и он называет меня дураком.
       - Атапоинс. Все уже улетели. Теперь-то можно сказать, какого черта вы вмешались.
       - Тебе зачем?
       - Не знаю. Так, на память.
       - На память... Не думаю, что это так важно.
       - Важно. Мне это важно.
       - А ты кто такой? - прищурился Атапоинс.
       - Человек.
       - Ах... человек, - произнес вверг мрачно. И замолчал. Солнце присело на горизонт и висело красно-оранжевым сплющеным пятаком. Над ним неторопливо ползли подсвеченные снизу багровым редкие облака. В небе летали редкие птицы.
       - Вселенную мы обшарили очень давно. Кроме вас во вселенной нет никого. Она пуста на миллионы световых лет. Ни-ко-го... Только мы и вы, - Атапоинс говорил нехотя, словно о плохой погоде. - Без вас нам будет одиноко. Как было одиноко пять миллиардов лет по вашему календарю.
       - И что?
       - Ничего... Нас мало. Очень мало.
       - Кого?
       - Мыслящих. Ты даже представить себе не можешь, как мало. И мы верили в вас, ждали вас, очистили оружающий космос от опасного хлама, ослабили вспышки на солнце, выровняли орбиты планет. Земляне выросли и просрали все.
       - Ты почему не улетел?
       - Еще успею. Есть незаконченное дело.
       - Я никуда не уйду.
       - Это я знаю, - спокойно сказал он.
       - И что ты тут забыл?
       - Я размышляю. Тебя нельзя оставлять одного.
       - Это еще почему?
       - Тебе будет скучно.
       - Аргумент. Железная логика.
       - А зачем вам нужны женщины? - неожиданно спросил Атапоинс.
       - Тебе не понять. Самый простой ответ - для размножения.
       - Неразумно. Нерационально.
       - Ну-ну. Зато у вас все просто. Один вверг и есть семья.
       - Что в это плохого? - невозмутимо сказал он. - Если я буду готов продолжить род - я не должен ни с кем советоваться, уговаривать, страдать от неразделенной любви.
       - Тихо сам с собою...
       - Не понял.
       - Забудь. Непереводимая игра слов. Лети уже. Дома небось заждались.
       Атапоинс смотрел на меня, как смотрят на необычный предмет. Он молчал долго. Потом поднялся, снял эту дурацкую бейсболку с надписью "L.A.P.D".
       - Странный ты человек, Серж. Может, у тебя будет шанс. Я еще не решил. Мое дело не закончено, - странно сказал вверг. Он поднялся и неторопливо ушел. Даже не попрощался.
       - Эй, Атапоинс. Прощай, - крикнул я. Он поднял руку не оборачиваясь.
       Я остался один.

***CMEX*** [15]

Добавлено:
28.04.09 17:50
Я проснулся глубокой ночью. Рядом на постели лежала обнаженная девушка. Где-то я ее раньше видел. Только не помню где и когда. Она ровно дышала и спала, положив под щеку ладонь. Я осторожно укрыл ее покрывалом.
       Вышел на  терассу. Закурил. Вывеска продолжала мигать. "Голоден? Заходи к Барни! Бар и Гриль".
       Я посмотрел в темное небо, усеянное звездами. Где-то там на планете, у одной из звезд сидит и молчит Атапоинс. Недовольный и мрачный. Закончил таки свое дело.
       - Ну спасибо, дружище Атапоинс, - сказал я улыбаясь звездам. – А говорил ничего не понимаешь.

***CMEX*** [15]

Добавлено:
28.04.09 17:51
Обсуждение закрыто
.

***CMEX*** [15]

Добавлено:
29.04.09 23:45
Обсуждение открыто

***CMEX*** [15]

Добавлено:
29.04.09 23:46
El Padrino [13] Ветрянные векселя

Да, друзья, вы себе даже не представляете, как это забавно, когда тебя каждые 15 минут сначала расщепляет на миллионы микрочастиц, а потом так склеивает, что отходить от этого процесса надо не меньше суток. Чувствуешь себя воздушным шариком – сдувают, надувают, сдувают, надувают… Но у людей с моей профессией суток на отходняк, как правило, не бывает. По крайней мере до тех пор, пока тебе в затылок дышит толпа обезумевших головорезов с рыжими и черными шевронами на груди, желающими пересчитать тебе все косточки. И, казалось бы – ну что им не сидится? Зарплату – платят, расходку – дают, начальство по головке гладит. Разве что соску в рот не кладут. И ладно, если бы они всяких нехороших людей ругали! Нет же, надо именно нас, людей, почти что честным образом зарабатывающих себе на хлеб, вот посудите сами…

В то время я, благодаря нехитрым махинациям, смог обзавестись скромным капиталом. В надежде приумножить свое состояние я договорился (естественно за скромное вознаграждение) с одним кротообразным старателем, что тот мне по дешевке сбарыжит несколько десятков свистков, звук которых является очень привлекательным для крыс. После получения на руки товара оставалось сделать еще несколько простых телодвижений. И вот серый скучный старательский свисток превращался в блестящую высокочастотную сверхтехнологичную звуковую установку, резко повышающую шанс приманить таких уникумов бестиария нашего мира, как розовая крыса или голубой стич. Все гениальное – просто. Купить подешевле, продать подороже. За первый день торговли навар оказался не очень большим, однако маленький шажок к большим деньгам был сделан.

Реклама – двигатель торговли, аминь! Но не в моем случае. Работать без лицензии и делать яркую вывеску с рекламой - тоже самое, что пойти в полицейский участок с банкой пива, разбить там окно и обозвать дежурного крепким словом. Но что не сделаешь ради наживы? Вечерком, прогуливаясь по центральный площади Оазиса, я, не увидев представителей правопорядка, предпринял отчаянную попытку окончить день в значительном «плюсе» и быстренько прорекламировал свой уникальный товар в громкоговоритель. Ох зря… Почему-то вспомнился старый анекдот: идут два еврея, а им на встречу парочка националистов, и один еврей другому говорит «Изя, давай на другую сторону перейдем, а то мы одни, а их двое». Примерно также получилось и в этот раз. Только я закончил свою тираду, как из-за угла вышел постовой. Что я могу еще сказать? Кульбит в толпу и топ-топ-топ подальше от этих демонов в погонах. Однако постовой оказался чересчур настырным. Уж не помню, сколько я бежал, но после этого кросса в коленных сервомоторах моей скромной брони потребовалась замена подшипников. Но самое трагическое не это. Принцип «куда глаза глядят» привел меня… В Новою Москву! Улицы, купол, руины Великой Китайской Стены (или чего-то в этом духе), портал и вот она, Москва моя, во всей своей красе!

Я долго пытался себя оправдать за столь глупый поступок. Нет, конечно, я полный идиот, что сунулся в эту змеиную лавочку, где жулик на жулике сидит, где все продается и все покупается, где даже корсары просят им помочь, а военная полиция пинает копалок. Где даже я себя буду чувствовать как в своей таре... Стоп! Оговорка, по Фрейду, последней мысли не было. Почти не было. Ведь я же не успел ее закончить? Правильно, а раз не успел, значит ее и не было.

***CMEX*** [15]

Добавлено:
29.04.09 23:46
Но как бы я себя не жалел факт остается фактом. Денег нет, хабара нет, связей, порочащих репутацию нет, и вообще кушать хочется. Однако есть во всех городах одно  место, где можно на раз получить и связи и работу и, если повезет, еду. Не долго думая, я отправился в Паб. Честно скажу, место наиотвратительнейшее – много народу, шумно, дымно. Но се ля ви несколько часов, проведенных в этом заведении могли стать залогом моего дальнейшего выживания в этом мегаполисе. Так оно и случилось.

Вскоре я успел побрататься со всей местной публикой и после очередной кружки горячительного некто Оми отвел меня в сторону и у нас состоялся интереснейший диалог. Оми был неплохой парень, на вид лет 27-30 лет, среднего роста, взбитенький, со светлыми волосами и пронзительным взглядом.
- Дружище, - сказал Оми – вижу, ты в наших краях совсем недавно, но у тебя достаточно опыта понять, что жизнь в нашем славном городе непростая.
- Да уж догадываюсь – вставил я и сделал большой глоток, не отводя глаз от собеседника.
- Буду с тобой предельно честен. Заработать деньги в этой черной дыре на экономической карте нашего мира – задача непростая. А у тебя, я смотрю, с финансами, судя по всему, трудности.
- Да, с такой прямолинейностью странно, что ты еще стоишь на ногах – отметил я с легкой ухмылкой, - но интуиция у вас, друг мой, работает очень неплохо. И что дальше? – поинтересовался я, как бы не догадываясь о чем пойдет речь
- А то, что я могу сделать очень интересное предложение как заработать монетку-другую. Отказаться, конечно, от него возможно, но нужно ли?
- А почему это предложения получаю именно я? – почти на автомате возник контрольный вопрос.
- Потому что гладиолус – ответил Оми и мы, поняв, что в данном случае лишние вопросы не к чему, стали обсуждать ход дальнейших действий.

План оказался на удивление простым. Я, представившись именитым торговцем из-за бугра, объявляю о начале сбора средств на проведение уникальной акции по производству редкого вида боекомплектов. Гарантией возврата средств, в случае провала акции являются ценные векселя. Естественно, ни о каком производстве и речи быть не могло. На собранные деньги мы тут же покупали государственные ценные бумаги, рыночная стоимость которых была равна сумме вклада, но номинал был выше этой суммы. Когда наступал час Х мы предоставляли нашим инвесторам векселя, но получить их они могли, только погасив разницу между суммой их вклада и номиналом векселя. Вырученные от продажи деньги шли к нам в карман.

Вскоре мы приступили к  осуществлению нашего «коварного» замысла. Как я и говорил – хорошая реклама – один из ключей к успеху. Утка с именитым торговцем прошла на ура, и  вскоре у нас хватало средств, что бы выкупить практически все нужные нам ценные бумаги, находившиеся в свободной продаже.

И вот, сидя за огромным столом и дожидаясь сбора всех участников акции, что бы сообщить им прениприятнейшее известие о фиаско всей нашей кампании, я очень внимательно продумывал каждое слово, которое предстояло мне сказать. Но в один миг я сначала резко подскочил, а потом чуть не упал со стула – с таким громким хлопком распахнулась дверь в зал, и в нее ввалилось пятеро человек. Четверо были вооружены до зубов. Однако большие пушки не могли скрыть клоунской натуры их владельцев, когда эти четверо, трое с черными шевронами и один с рыжим значком, одновременно попытались пройти в единственную узенькую дверь. Пятый сильно отличался от этих кабанчиков. Ведь это был никто иной, как Оми!

***CMEX*** [15]

Добавлено:
29.04.09 23:47
Увидев всю эту компанию, я почувствовал себя очень неловко. «Ну, началось» мелькнуло в голове.
- Что тут происходит? – выкрикнул я, вскакивая с кресла и упираясь руками в стол.
- Мистер Элиот, я уполномочен арестовать вас. Вы уличены в мошенничестве и обвиняетесь по статье 7.2 закона «О преступлениях в экономической сфере». В отношении Вас возбуждено расследование на время которого вы будете помещены в КПЗ.
- Что за чушь?! Организованная мной сделка не несет в себе никакого намека на мошенничество, это какая-то ошибка! – я уже не просто кричал, я буквально орал все больше и больше наливаясь краской.
- Это будет ясно в ходе расследования – ответил офицер – а пока у нас есть показания, данные против вас мистером Оми.
- Ах ты сволочь! – я схватил подвернувшуюся под руку пепельницу и со всей силы швырнул ее в сторону своего бывшего коллеги.

Дальше события развивались очень быстро. После того, как пепельница в дребезги разбилась об стену («На счастье!» - подумал я) трое амбалов бросились в мою сторону, заломали руки за спину и очень грубо начали выводить из зала. Последнее, что я слышал в том помещение это речь, которую толкал ОБЭП-овец всем моим экс-кредиторам о том, что имеющиеся векселя будут реализованы и полиция компенсирует суммы, вложенные в акцию.

Я сидел за решеткой в полицейском участке около часа. Вдруг раздался звук ключа, дверь камеры отворилась и в нее вошел Оми.
- Ну что, как сидится? – поинтересовался он, просто светясь от счастья.
- Да видишь, дружище, очень неплохо – тепло, сухо и мухи не кусают – произнес я с сарказмом.
- Ну и славно, так может здесь и останешься? – спросил Оми, расплывшись в широкой улыбке.
- Нет, братец, сидеть в четырех стенах – это не мое.
- Ну ладно – ответил он, улыбнулся, а потом стал предельно серьезным - Значит так,  сейчас выходишь из участка и двигаешь на северо-запад, пока не упрешься в шахту. В шахте отыщешь метро. Твоя доля лежит под эскалатором, в металлическом бронебойном чемоданчике. Пятьдесят процентов от всей стоимости векселей, как договаривались. Не потеряешься?
- Нет, что ты! Ладно, приятель, спасибо тебе, надеюсь, еще увидимся! – сказал я, - кстати, а как ты-то собираешься отсюда выходить?
- Да никак, меня самого выведут, как только увидят, что тебя здесь нет. А на вопрос – как я тут оказался – козлом отпущения сделаю тебя, мол я к тебе пришел, а ты меня избил и прикинувшись мной сбежал.
- Вот ты проныра! – сказал я, потом пожал Оми руку и вышел из камеры.

С тех пор мы больше не виделись. После нашего диалога я забрал свои деньги и через подземку опять отправился на поиски новых авантюр. Поговаривают, в славном городе Китеже есть много желающих поделиться своим состоянием, что ж – это то, что мне сейчас и нужно…

***CMEX*** [15]

Добавлено:
29.04.09 23:48
Обсуждение закрыто
.

***CMEX*** [15]

Добавлено:
12.05.09 20:45
Обсуждение открыто

***CMEX*** [15]

Добавлено:
12.05.09 20:47
Ramazan [13] Маленький стишок

Иду один... дорога - вечность.
Как много лиц, как много слов.
Безумных мыслей бесконечность -
Проблема шумных городов...

И все бегут, спешат куда-то.
Скопленье гордой суеты:
Работа, встречи, дни и даты -
Лекарство нам от пустоты.

Сижу один... толпа мелькает,
Но я не вижу ничего.
Душа не здесь, душа летает,
Кого-то ищет своего...

Проходит время, бегут люди
Уже другие...ну а я...
Опять один...и пусть так будет.
Толпа - не выход для меня!

***CMEX*** [15]

Добавлено:
12.05.09 20:47
Обсуждение закрыто
.

***CMEX*** [15]

Добавлено:
24.05.09 15:18
Обсуждение открыто

***CMEX*** [15]

Добавлено:
24.05.09 15:22
James Douglas [10] Мюзикл "Последнее обновление ТЗ"

Акт 1.
На сцену выходит Бо, лицо закрыто руками. Музыка - Витас - Опера №5

Бо:

- ТЗ мой доделан (хмык)
Но я в нем один (плач)
Тестовый сервер пусто-о-ой! (рев)

Вот! Зашел кто-то!
Эх, это Балу
Плачет опять над игрой

Падает на колени. Входит Балу, показывает на Бо, сердитым голосом:

- Это админ, а его не могу
Я ни о чем проси-и-ить (переходит на гнев)
Только я знаю, что после меня
Будет Террабанк голосить

Входит Террабанк, Балу и Бо падают наземь
Террабанк:

- О-а-а-а-а-а-а-а-а
А-а-а-а-а-а-а-а!
О-а-а-а-а-а-а-а-а
А-а-а-а-а-а-а-а!

(музыка останавливается)
Над сценой появляется свет, доносится издевательский смех.
Музыка - Сосо Павлиашвили - друзьям.

Голос:

Как часто мы грустим!
Как часто мы страдаем!
И вроде еще платят,
Не стоит вспоминать.
Но что там впереди -
Мы не знаем!
И что люди хотят -
Неважно, наплевать! (музыка останавливается)
Не так ли?

Балу встает на колени, смотрит вверх.
Музыка - Газманов - Есаул

Балу:

Эх, Бускан, Эх, Бускан,
Что ж ты бросил ТЗ?
Придушить не поднялась рука?
Эх, Бускан, Эх, Бускан,
Ты оставил игру,
И твой конь под седлом бодуна!
Эх, Бускан, Эх, Бускан,
Ты оставил игру,
И твой конь под седлом бодуна!

(музыка останавливается)
Музыка - Алла Пугачева - Мадам Брошкина

Дух Бускана:

Она какая? Никакая! Никакая!
Что он в ней нашел?!
А "лава" такая... такая... ух, какая!
Но ваш поезд ушел!

(музыка останавливается)
Бо поднимается на колени.
Музыка - Belle.

Бо:

- Ноль... Ноль игроков
На Терра Приме,
Ноль... На Архипелаге,
В Амбере и Сине
Боль... Нет никого,
Кого б с мультами
Блокануть...
И некому
Сказать: "Ты
Про балланс
Забудь".
Не покидай меня,
Безумный киберпанк!
В раба админа
Превращает Террабанк!
Явись мне
Кто-то,
Побатли или
Поной!
Я душу
Дьяволу продам
За ночь
С тобой...

(музыка прекращается).
Музыка - Агата Кристи - На ковре-вертолете

Дух ТЗ (снизу) :

Боря, это правда,
Боря, это правда,
Боря, я еще живой!
Ты уже не плачешь,
Ты уже не плачешь,
Боря, поиграй со мной!
На мульте-фрагомете,
Мимо радуги,
Мы - читы, а вы ползете,
Чудаки вы, чудаки.
На мульте-фрагомете,
Деньги бьют в глаза
Нам хотя бы на излете
Заглянуть за...

(музыка останавливается)
Занавес.

***CMEX*** [15]

Добавлено:
24.05.09 15:23
Обсуждение закрыто
.

***CMEX*** [15]

Добавлено:
21.08.09 17:33
Обсуждение открыто

***CMEX*** [15]

Добавлено:
21.08.09 17:34
Грайндкорщик [6] Путешественница

В продолжение "TimeZero: кошмар милитаризма"

- Ранги… Уровни… Я нигде не встречала подобной системы.  Да ещё и бессмертие! Пожалуй, я здесь задержусь - ваш мир действительно интересен.
- Интересен только на первый взгляд. Ведь кроме рангов и уровней у нас больше нет ценностей. Кто-то, не теряя надежды, пытается найти в пустошах то, что наполнит их жизнь смыслом. Но вся планета уже давно была полностью исследована. Шанс того, что они и найдут что-либо – ничтожен. Но я не виню их. Они имеют цель в жизни – вновь осмыслить своё существование. Кто-то выбрал более мирный путь – занялся творческой деятельностью. Но их труды никого не интересуют. Когда они это осознают – уходят из жизни. Как, впрочем, и другие, осознавшие свою ненужность. Что касается остальных, их могут охарактеризовать строки из одной очень старой песни: “У многих здесь душа мертва, они мертвы внутри. Но ходят и  смеются, не зная, что их нет...”. Те, чей смысл жизни – повысить свой социальный статус с помощью рангов и уровней. Таких людей больше всего.
- А к кому относишься ты?
- Не знаю. Я просто надеюсь и жду. Быть может, наша жизнь изменится в лучшую сторону. Когда-нибудь
- Печально... Знаешь, ты мне нравишься. Хочешь, я отправлю тебя в другой мир?
- Нет. Я не способен принять другую реальность и жить в ней.
- А если просто совершить прогулку по самым лучшим и красивым мирам?
- С удовольствием, путешественница.

***CMEX*** [15]

Добавлено:
21.08.09 17:35
Обсуждение закрыто

Другой ветер [15]

Добавлено:
06.09.12 03:45
Обсуждение открыто

Другой ветер [15]

Добавлено:
06.09.12 03:46
Ren-27 [15]
«Принцип одной сигареты»

Рассвет, электричка билет,
Я был в этом городе,
Теперь – меня здесь нет,
Мое небо – пламенные рассветы,
Меня спасает принцип одной сигареты…


         Незнакомец ловким движением пальцев запустил истлевший до самого фильтра окурок в уже успевшую сгуститься темноту. Когда огонёк  погас, лишь  на долю секунды осветив сгустившийся полумрак, он резко поднялся с бордюра и шумно выдохнул. Холодный осенний воздух легко подхватил этот звук, и эхом разнес его по просторам надвигающейся ночи. Почудилось, что пепельно-серые стены истерзанных временем домов слегка вздрогнули от неожиданности, но тут же вновь погрузились в дремоту.  Падший Город молча наблюдал за одиноким человеком, непонятно зачем посетившим его безжизненное царство.
- Сделки не будет, - хрипло прошептал  незнакомец, глядя в разбитые окна-глазницы пустых домов. Город молчал, словно удивленный звуками людской речи, так давно не звучавшей на его улицах. А может, он просто втихомолку насмехался над жалким человеком, посмевшим перечить ему, каменному исполину, пережившему собственную смерть. Город в очередной раз выиграл эту ужасную игру в «гляделки». Мгновение -  и раздавленный и униженный, представитель человеческого рода стоял на коленях и лихорадочно шептал извинения бетонному хозяину своей души.  Быть может, это просто ветер завывал в коридорах пустых домов, но незнакомец готов был поклясться, что Город твердил: «Убирайся прочь». Словно в хмельном угаре, он побрел на поиски того, что было так нужно его господину. Гравий тихо шуршал под ногами, будто о чем-то сплетничал. Незнакомец твердо знал, что когда он отыщет подходящую душу, Падший Город сам его найдет.  Ведь так бывало  уже не раз.
                                                     * * *

Непроглядная ночь. Он бежит уже больше суток, затравленный и ослабший. Путник, затерянный где-то в ледяной пустоши, совсем выбился из сил. Холод убаюкивал, отбивая всякое желание двигаться. А снег все падал и падал, убивая последние надежды на спасение. На глазах наворачивались слезы, цель была так близка, и вот, все рухнуло. Мельчайшие льдинки, гонимые крепчавшим ветром, жалили не слабее модифицированных патронов. Снег, чертов снег разрушил все мечты. Каждый новый шаг давался все труднее, холодный воздух обжигал легкие. Неясный силуэт, слабо проступавший через завесу льда, казался невероятным в этом белом хаосе. Однако, постепенно он делался все чётче и чётче, приобретая определенные очертания. Казалось, что величественные останки могучих небоскребов упирались прямо в низкое зимнее небо. Только безысходность и дикое желание жить могли заставить несчастного взмолиться безжизненным стенам, обещать все что угодно ради избавления. Падший Город принял клятву своего Жнеца, спасая одну жизнь, потребовав от спасенного взамен сотни других.

Другой ветер [15]

Добавлено:
06.09.12 03:47
* * *
         Рассвет был уже близок. Его свежий, манящий запах витал в воздухе, исполняя увертюру к новому дню. Даже пережив ужасную катастрофу, ночная пустыня не потеряла всего своего очарования. Он шел быстро, далекий огонёк костра где-то на горизонте был отличным ориентиром. Одинокий путник, дремавший у огня, даже не успеет ничего понять. Жнец присел рядом и щелкнул зажигалкой. Путник встрепенулся и откинул низко надвинутый на глаза капюшон.  Прямо на Жнеца смотрели округлившиеся от ужаса женские глаза. Юная искательница приключений даже и не подумала потянуться к начищенной до блеска винтовке. Видимо, в детстве ей приходилось слышать страшные сказки о ночном страннике, забиравшем путников, имевших неосторожность заночевать в пустоши. Жнец молча курил, он уже почти принял решение. Вопрос был в другом: хватит ли ему на обдумывание одной сигареты?
    - Знаешь, есть у меня в жизни один принцип, или правило, что ли, - он затянулся, и удовлетворенно выдохнув, выпустил в весеннее небо клубы сизого табачного дыма, - я его называю «принцип одной сигареты». Над принятием какого бы решения я ни думал, кого бы я ни ждал, я делаю это пока тлеет в зубах папироска, не дольше.
    Жнец сделал последнюю, самую сладкую затяжку и выкинул окурок, успевший обжечь ему пальцы. Маленький огонек подобно одинокому небесному телу рассек ночной воздух и упал, рассыпав копну искр. Обреченный потухнуть, так же как и его космические «собратья», он сперва был размером со светлячка, потом сделался не больше мельчайшего насекомого из тех, что можно встретить на болотах. Наконец он угас. Жнец проводил его задумчивым взглядом и продолжил:
    - И когда последняя искорка гаснет, у меня всегда готово решение.
    - А сейчас? – не удержалась девушка.
    - А сейчас… – Жнец задумчиво повертел в руках пачку, - сейчас я, пожалуй, закурю вторую.
    - А как же правило?
    - Похоже, сегодня настало время Второй сигареты,  - ответил он, впервые в жизни не сумевший принять решение, выкурив только одну никотиновую палочку.
     А звезды с небес все так же игриво подмигивали одинокому красному огоньку, живущему свою скоротечную жизнь меж пальцев Жнеца. Падший Город уже появился на горизонте, ожидая действий своего слуги. Один, затем другой, первые робкие лучи восходящего солнца начали освещать пустыню. В их свете Город делался всё слабее и призрачнее, и наконец он исчез. Девушка заворожено наблюдала за происходящим, и когда она вновь бросила взгляд в сторону, место ночного пришельца пустовало. Лишь потертый портсигар остался лежать на бревне, делая сказку былью.

Другой ветер [15]

Добавлено:
06.09.12 03:48
Обсуждение закрыто

Другой ветер [15]

Добавлено:
29.09.12 14:51
Обсуждение открыто

Другой ветер [15]

Добавлено:
29.09.12 14:54
McErr [17]  Мультам-копалкам, 3-сталкерам и инженерам-ключникам песнь сложенная.

Жил да был в тридевятом царстве, в тридевятом государстве в Нью Москов стольном граде в отделении почтовом (вход сзади) Старый наёмник [15]. И было у наёмника три сына: старший - Инженер [10]. На заводе работал, в лаборатории чертеж чертил да за ключами следил. Любимец фазера, ловкий стрелок из пистолета с лазером. Средний - Шахтер-копалка [7], с киркой на палке, чёрен да пригож, в полимерную шахту да в старательский профсоюз вхож. В шахту за лесом ходил день и ночь за ресом. Иной раз неделю не видел света, а какая никакая - в семью монета. И младший - Сталкер-трёшка, ума немножко. Сам ничего не умел, а посему не удел. Всё в казино отцовские монеты просаживал да по пабам и бабам похаживал.

Прознал как-то Старый наёмник, что за горами, за лесами, за десятью* заслонами, за пятнами радиационными, ходил некто Бо, да вот не задача. Обронил СВД рарную - теперь сидит-плачет. А СВД необычная, оптический прицел на ней приличный, видимо, немецкий... Да и урон не детский. Призвал отец сыновей, говорит:
- Собирайтесь быстрей и в путь-дорогу. Сам не пойду, стич отгрыз ногу. Мир поглядите, себя покажите. Друг дружку защищайте и маленьких не обижайте. Помогите Бо в беде, верните ему СВД.
                                                               
Пошли братья в Винтер Шоп, закупить припасы чтоб. А там такие цены, что хоть лезь на стену. Напротив в Березку, вышли с кислой миной - все полки пусты, да затянуты паутиной. Заглянули в Волл Стрит - там торговец сидит. Б/У скупает, да больше скучает. Братья у него купили патронов да органики сушеной, венома ящик - больше не дотащат. Булькает в рюкзаках "веник", в кармане еще аж 100 рублей денег. Компас, лопата и, тупо, бодрым шагом пошли за купол.

День идут, два, четыре... Дорога все уже, а пустошь все шире. Сталкер впереди бежит, за ним Инженер шаг за шагом, позади - Старатель-бедняга. Хромает, волочится, тяжело дышит, нытье про штраф на перемещение на форум пишет. Три заслона уже за спиной. Ба, что это передо мной?

Другой ветер [15]

Добавлено:
29.09.12 14:55
Смотрят три сына - стоит не завод, не шалаш - а так, руина. В окне огонек, у огонька Кунь-Лао, старичок. Зашли братья-путешественники, старичка поприветствовали. У огня сели - сняли шлемы, а старичок им говорит:
- Вот проблема... Забежала ко мне давеча крыса. Так-растак-перерастак ее, лысую. И съела книгу научную, грызунша скверная, "Динамика плазмы" том первый. Вот сижу страдаю, что делать не знаю. Эти книги - собственность самой ЛИГИ. Они, горемычные, без неё ни нож не сделают, ни ружье. Меня в зону пошлют, вот, дела какие, а у меня ревматизм, маразм и амнезия.

Старший ему и говорит осторожно:
- Дед, не грусти, делу помочь можно. Я с четвертого уровня, говоря по сути, просидел всю задницу в институте. А уровня с пятого - чертил чертежи пи..рекрасные. Крыса съела том первый? Ну и пусть. Я ж его знаю наизусть.

Дедуля лицом посветлел, за печатную машинку сел. И под диктовку сына старшОго к утру книга была готова. С буквами кривыми, с рисованными схемами, с аксиомами и теоремами. Не зря сидели старик да старший сын ночью - что касательно науки - все точно.

Час уж братцам опять в дорогу собираться, старичок с троицей простился, аж прослезился. А старшему говорит:
- Постой, есть у меня за добро тобой содеянное подарок непростой. Вот тебе, юный инженер, триста-раз-МФнутый барьер. Он на свете один единый.
И отдает его старшему сыну.
- Токмо его никто не тестировал, братцы. Кому ни предлагал - все боятся.

И снова братья шагами пустошь пинают, веномом путь коротают. Ни дня не теряя, ни часу, знай, идут себе по компАсу. Заслон, другой - один за одним за спиной.

Другой ветер [15]

Добавлено:
29.09.12 14:57
За шестым заслоном - гора, в горе - пещера типа дыра. Из пещеры - жуткая вонища, знать, там монстров не одна тыща. У входа в пещеру Твистер-псионИк, головою поник, словно по весне снеговик. Подошли к нему три брата, говорят:
- В чем беда-то?
А он им в ответ:
- Потерял амулет. Говорили мне - идешь в пещеру - знай веному меру. А я нализался откровенно, я ж человек военный. Споткнулся, перекрутился и амулет куда-то закатился. А амулет казённый - самим отшельником Моро дарённый. Не будет мне без него счастья - засмеют в родной 13-й имени Рега и Гесера военной части...

Средний ему говорит:
- Не беда. В шахте я провел года. Не вешай носа - найдем амулет без вопросов!
Пояс поправил на боку, снял с плеча кирку. Глубоко вдохнул и во тьму шагнул. А зрение у старателя так устроено, что в темноте видит спокойно. И солнце сесть не успело, как старатель сделал свое дело. Выходит весь крысами зацелованный да стичами оплеваный. Шлема на голове (стичи сбили) нет, а в руке - амулет. Смотрит - улыбается, а сам от усталости аж шатается. Твистер как амулет узрел, так от радости и присел. Опосля к старателю подбегает, обнимает, руку жмет и изрекает:
- Без тебя, зеленый-значек-призвание, было бы мне суровое взыскание. Ты честь мою воинскую спас, а я для тебя подарочек припас. Вот тебе за решение моей проблемы - рарная (без требования к полу) диадема. В ней камень-кирпич редкий, бьет огнем, недалеко, но метко. А еще таблетка, которая синюю псю восполняет, врагам жить мешает - тебе помогает. Спасибо сказал, подарки отдал и в расположение части побежал.

Спасибо ботинкам отцовским и Богу, почти осилили дорогу. Уже окияна шум где-то рядом, прошли мимо Атлант-града. Где бегом, где ползком, где так, а где и с шифтом за девятым заслоном с последним куском орги и бутылкой венома видят братья - поле браное, на нем тело бездыханное. Одетое в Дезерт-латы, вмятины на нем ратные -  видать богатырь знатный. Роста в нем метра два и два вершка... Ой, зашевелилась рука. Видать еще живой, а ну-ка - за мной. Подбегают сыновья, а картина жалкая - весь в крови да дырках - двенадцатый сталкер. Братья переглянулись, над раненым согнулись. Последний веном не пожалели, напоили, раны перевязали, костер развели, сами рядом сели. Пришел в себя богатырь не сразу. Прокашлялся, говорит:
- Зовут меня Кразом. Прослышал я, что в краю этом чудище свирепствует зимой и летом. Мы с другом Эрром решили принять меры. Одели доспехи прочные, взяли ружья самые мощные, аптек да гранат, антидотов разных. Он - зеленых и синих, я - желтых и красных. Пошли мы к этому чуду-юду, а тут ни возьмись откуда. Кааааак налетел, сожрать нас хотел. Огнем дыхнул, из баррета пальнул. Отбивался от него Эрр как умел, а он все равно его съел. А я антидот себе вогнал и невкусным стал. Так этот крокодил меня со злости всего изрешетил. Думал, в эту лихую порУ, в пустыне на радость динго помру. Спасли меня, не пожалели заначку... Подарю-ка я вам за это собачку.

Другой ветер [15]

Добавлено:
29.09.12 14:58
Свистнул три раза на всю пустошь громко - прибежала к нему "собачонка". Здоровенная... Больше хозяина в два раза. Зубастая, когтистая, лохматая, одним словом - зараза. Сталкер прокашлялся снова и изрек:
- Вот тебе, Сталкер-младший, поводок. Балауром его зови, за ухом чеши да оргой корми. Он и сам по себе не тУжит, а тебе может службу сослужит.
Сказал, закурил. Сталкер-младший пса последней оргой накормил.

И наутро, три брата взяли разгон и последний просквозили заслон.

А там... Сидит чудо-юдо трехглавое. На слона волосатого похожа голова правая. То ли цыкает, то ли чикает левая рожа, средняя - ... как сказать?! На большую бибу похожая. На пузе - герб ИслЫ, по глазам видно - ослы. Головами вращает, на мелочь пузатую внимания не обращает.

Тут Сталкер-трёшка, гуляка да паразит, увидел - СВД под чудищем лежит. Сзади зашел и так, слегка, каааак крикнет "БАТТЛ", да даст чудищу пинка. Чудище как подскочит, издавая злобные звуки, а Сталкер ружье схватил - и ноги в руки.

Другой ветер [15]

Добавлено:
29.09.12 15:00
Бегут братья - страшно стало, а за ними страшилище - чует, что что-то важное потеряло. Вот уже почти нагоняет, в спину дышит, на пятки наступает. Вспомнил тут старший брат-Инженер про подаренный ему стариком Лао барьер. И, не смотря на минус к металке, размернулся да кинул - не жалко. А барьер-то вышел - зашибись - 50 гексов в ширь и столько же - ввысь. Чудище видит - облом... И давай молотить его лбом. Долго-долго (20 ходов) долбало. Пробило, но одной головой меньше стало.

Снова бежит, да быстрее ветра. Догнало через пару километров. А средний брат тоже вспомнил тему, приладил ко лбу диадему. Вставил в нее кирпич, таблетку съел и давай вешать монстру паралич. Удерживает расстояние и отнимает у монстра очки деяния. Вытянулась у монстра рожа, стала на эстонца похожа. А Старатель оказался не прост, напоследок пирокинезом одну голову снес. Тут у диадемы вышел годности срок. И троица опять наутек.

А сзади чудище догоняет, веномом брызжет, последней Бибой болтает. Вот-вот догонит, огнем расплавит, СВД отберет и землю жрать заставит. Зыркает на трофей жадным глазом, а Сталкер возьми да свистни три раза. На свист прибежал верный пес да как вцепился чудищу в хвост. Чует псина, что не по зубам скотина. Загрызть не загрыз - но пару царапин оставил, а еще с головы до пят обслюнявил. Порычал, позлился и в кустах скрылся. А чудищу - все ведь в слюнЯх - бежать не удобно - полный швах.

Три брата бегом мимо заводов и мутантов бегут-торопятся к порталу Атланты. А у купола не первый поди уж год, кровопролитная битва идет. Зеленоглазые товарищи и лично Вилка стремится сделать во вражине дырку. Враги под куполом дырки латают и снова на поле боя выбегают. Псионики жгут и баффы кастуют, наемники из пушек палят... в общем воюют. Смотрят - бегут три мульта, а за ними какая-то ху...экспа, огнедышащая, толстая, по морде видать - шибко злостная.

В тот же миг на войну все забили, обиды да вражду позабыли. Подняли все стволы в сторону гада. Вот так знатная была засада. Кааак пальнули залпом безжалостно, так от монстра ничего не осталося. И ну радоваться да обниматься - толстые с худыми, зеленоглазые с червонными, волосатые с лысыми и ну - договора мирные подписывать.

Другой ветер [15]

Добавлено:
29.09.12 15:01
А тем временем Инженер, Сталкер да Шахтер уже в портале. СВД сохранили, рукой бойцам помахали. И домой отправились транзитом через Невский портал, людьми забытый.

В Москве рядом с отцом сидит САМ** с ларцом. Благодарит за принесенную винтовку и говорит:
- Вам за отвагу да сноровку. Вот - перков, квестов и халявы*** полный ларец...

Тут и сказочке конец, а кто слушал - молоток. А кто не слушал - тому ф блок.

----------------
* сверено по карте Manve
** честно-честно!
*** встречается исключительно в сказках

Другой ветер [15]

Добавлено:
29.09.12 15:01
Обсуждение закрыто

Другой ветер [15]

Добавлено:
29.09.12 15:05
Обсуждение открыто

Другой ветер [15]

Добавлено:
29.09.12 15:06
Spacewalker [17] «Люблю грозу в начале мая»

Люблю грозу в начале мая,
Когда весенний первый гром,
Как бы резвяся и играя,
Грохочет в небе голубом.
Федор Иванович Тютчев.

Тютчев в грязном засаленном пиджаке с дырами на локтях сидел у окна за столом и отчаянно крутил перо в своей руке с обкусанными ногтями. На лице гения поэзии плясала мука во всем ее великолепии. Он скрежетал зубами и изредка бил себя по лбу. Наконец напряжение перешло в такой уровень, когда требовался собеседник, чтобы все это обсудить. Но за неимением собеседника в комнате начался настоящий монолог:
– За квартиру полмесяца уже не плочено,– поэт ерзанул на стуле и скривился от скрипа. – Вот сейчас как выгонят нахрен – и все! Но деньги, вот суть зла – никто не хочет расставаться с ними добровольно. Сиди тут и стишки пописывай. Гребанная поэзия.
Поэт со злостью плюнул в окно и злорадно улыбнулся, представив, что попал кому-то на лысину. Однако улыбка быстро исчезла с его лица.
– Пора за работу. Надо заработать денег.
Тютчев бодро подскочил и зашагал из стороны в сторону.
– Поэма – это просто, - громогласно заявил он сам себе, стоя посреди комнаты. – Я напишу поэму.
– Иди, работай, лодырь, - донеслось с улицы от случайного прохожего, который в этот момент проходил под раскрытым настежь окном.
Поэт, потрясая кулаками, подлетел к окну, высунулся из него, и едва не выпав, проорал:
– Вы ничего не понимаете в высоком искусстве, лапотники!
– Зато сало жрать – это вы мастера.
– Тьфу на вас, деревенщина.
– Долго ты будешь плеваться из окна, холера ты окаянная! - донесся визг хозяйки с первого этажа. – Вот чичас кофию откушаю, и к тебе за оплатой пойду.
– Ы, - только и смог выговорить обескураженный поэт.
Он бросился к столу, смел с него все лишние бумаги, засохшие перья, огрызки яблок и мертвую муху.
– Я – поэт, и я сейчас сражаюсь с вселенной за право существовать, - прошептал Тютчев. – Поэт против суровой действительности. И высокое искусство победит.
– Так что мы имеем, - начал рассуждать поэт вслух. – А имеем мы факт, что через два часа редакция закрывается. А так как сегодня пятница, то если я не напишу чего-нибудь, меня за ногу выкинут из квартиры, благо свободных мест под мостом поди много, а оплачивающих жилье квартирантов поди мало. Да. Но времени еще меньше, так как хозяйка не позднее чем через полчаса заявится сюда. Значит, решено – стих. Я успею написать только стих, и сказать хозяйке, что получу сегодня за него деньги. Вот о чем бы написать?
Поэт хмуро выглянул в окно. За окном поднимался ветер, сгущались тучи. Шла обычная майская гроза, и ему, Тютчеву, похоже, опять придется полночи стоять с тазами и ведрами, собирая воду, которая пройдет сквозь прохудившуюся крышу, ибо, когда он въезжал в комнату, то пообещал хозяйке залатать дыры, но так и не залатал, а деньги на кровельные материалы он благополучно спустил куда-то.
Ветер на секунду стих, и в комнате раздалось скрежетание зубов поэта. Его глаза бегали туда-сюда в поисках сюжета, но ничего не находили.
ТРАХ-ТАРАРАХ! – взорвалось что-то в небесной канцелярии. Поэт с выпученными глазами прямо как сидел, так в этой позе и улетел под стол. Уж очень он боялся грома. Но когда грохот стих, он выполз из под стола преобразившимся. Его глаза горели.
– Идет гроза и гром грохочет! – поэт заплясал от радости, а скрипящие половицы радовались вместе с ним в унисон его прыжкам. – Вот, так и напишу.

Другой ветер [15]

Добавлено:
29.09.12 15:07
Поэт схватил перо, окунул его в чернильницу, и быстро написал на листе с мятыми углами первую строчку стиха. Потом он критически оглядел ее, поморщился и зачеркнул написанное.
– А то, как будто непонятно, что раз идет гроза, то и гром грохочет! – раскритиковал себя Тютчев. – Можно подумать читатели не разгадают такой подвох. Значит, надо по-другому. Например: «идет гроза». Нет, стоп. Как может гроза «идти»? Это ж херня получается. У грозы ног нет.
– Манечка, я вас люблю безумно! – донесся с улицы голос подвыпившего, который только что вышел из пивной напротив и узрел объект вожделения.
Тютчева озарило. Он вновь застрочил пером, затем отодвинулся, критично, но с удовольствием рассмотрел написанное, и крякнул от удовольствия.
– «Люблю грозу в начале мая», - продекламировал он. – Свежо, оригинально, хорошо!
– Так-с, теперь … ТРАХ-ТАРАРАХ!
Поэт, изрыгая исконно русские маты, снова улетел под стол, сбив со стола чернильницу. Гроза приближалась и напоминала о себе все чаще.
Когда Тютчев вылез из под стола, бесценные строки его стиха оказались залитыми чернилами. Пришлось брать другой лист бумаги и переписывать. Чернила кончились, поэтому поэт макал перо прямо в лужу на полу. Но нет худа без добра, поскольку тут же родилась и вторая строчка:
– «Когда весенний летний гром», - Тютчев написал, прочитал, ударил себя по лбу, зачеркнул слово «летний», и снова задумался.
– А какой? – задал он вопрос вслух сам себе. – Какой еще может быть гром, если он уже весенний?
Тютчев с надеждой покосился в сторону пивной, но там сейчас как назло было тихо.
– Вот Пушкин без труда нашел бы выход, - разозлился поэт. – Всюду выкручивается. Хотя, по правде сказать, он каналья еще тот. Одно его «ай да Пушкин, ай да сукин сын» только чего стоит. Ведь сплошной мат, ан нет – читают его взахлеб и еще хвалят. Первым поэтом в Руси-матушке величают.
Однако тут Тютчев прервал свои размышления, ибо в рассуждениях он нашел недостающее слово. Он с торжеством проскрипел пером по бумаге и в комнате зазвучало бессмертное:
– «Люблю грозу в начале мая, когда весенний первый гром».
Тютчев развалился на стуле и мечтательно сказал:
– Куплю сюртук новый, извозчика найму, и на Клязьму барином поеду с купающимися барышнями знакомиться. Иии-иэх. Осталось уже немного.
Поэт встал со стула, помаялся из угла в угол, но муза, которая так легко принесла ему две строчки, упорхнула.
– «Люблю грозу в начале мая, когда весенний летний, тьфу, первый гром».
Третья строчка все не шла. Поэтому Тютчев от бессилия попытался придумать четвертую.
– Гром. Какие есть слова в рифму?
Но у поэта случился приступ настоящей литературной импотенции. Он никак не мог придумать достойное слово, которое будет хорошо рифмоваться, и связывать четвертую строку со второй. В яростной досаде поэт издал стон. Отчаяние его было столь велико, что когда в небесах снова оглушительно трахнул гром, он даже не пошевелился. Взгляд поэта поблуждал по практически пустой комнате, в которой были всего лишь кровать, стол, стул, сломанная скамья и рассохшийся шкаф, в котором рядком стояли ветхие книги его собратьев по перу. Со скуки он взял первую попавшуюся, пролистал ее, и вдруг стремглав бросился обратно к столу.

Другой ветер [15]

Добавлено:
29.09.12 15:08
– Голубом! – проорал он куда-то в окно. – Белеет парус одинокий в тумане моря голубом. «Гром» рифмуется с «голубом». Я гений!
– «Люблю грозу в начале мая, когда весенний первый гром, грохочет в небе голубом», - Тютчев был на седьмом небе от счастья. Поэзия так и перла. Однако когда он успокоился, с ним снова чуть не случился литературный припадок критика.
– Какое ж может быть небо голубое, если гром хреначит не на шутку? – Тютчев от гнева аж треснул по столу кулаком. – Небо все в тучах, а оно голубое.
Поэт по пальцам пересчитал все доступные ему цвета и пришел к неутешительному выводу, что небо в грозу должно быть все-таки голубым, иначе ему с такой географией придется жить под мостом.
– Эта такая специальная гроза, - попытался успокоить себя поэт. – Ветер тучи сдул, а гром не смог. Вот и гремит в небе голубом. Да ну его к черту! – рассердился поэт. Будут тут меня учить какое небо в грозу! Я и сам знаю какое.
Тютчев высунулся в окно и погрозил кулаком свинцовым тучам, которые заволокли все небо.
– Вы голубые! – проорал поэт, но тут же спрятался, поскольку пролетариат в пивной напротив почему-то воспринял этот поэтический порыв души на свой счет. И спустя пару секунд зазвенела посуда, и в пивной началась нешуточная драка. К счастью для Тютчева, пролетариат не разобрался, кто выкрикнул обидные слова, и нашел обидчиков прямо среди своего состава.
В дверь настойчиво постучали.
– Федор Иваныч, хозяйка это. За квартиру плотить извольте.
Тютчев так и подпрыгнул на стуле.
– Уже?
– А вы как думали? Я и так две недели уже жду. Открывайте дверь. Буду я еще, хозяйка, с вами через дверь разговаривать. Что за моду взяли не открывать?
– Антонина Павловна, одну секунду, – в отчаянии простонал Тютчев, глядя на лист бумаги с пробелом вместо третьей строки стиха. – Я не одетый совсем. Я сейчас.
На той стороне смачно плюнули:
– Тьфу, срам. Голым по комнате расхаживать. Чай не ребенок голым бегать. Взрослый мужчина ведь, хоть и бездельник.
– Да я. Да вы. Вы меня неправильно поняли, Антонина Павловна, - простонал Тютчев и заметался по комнате.
– Ты чего там делаешь? – настороженно спросила Антонина Павловна. – Ты там резвишься с кем-то что ли? Я тебе говорила, что никого водить к себе нельзя, тем более девок. Ох, сейчас всю комнату проверю, если найду кого – пеняй на себя. Захлестну ведь!
– Антонина Павловна, вы что? – начал оправдываться поэт. – Какие еще девки? Я порядочный человек. Никто тут не резвится. Вот ведь слово какое «резвится». Пушкин, поди, не упоминал его нигде, а слово-то русское, хорошее, правильное.
– Ты там не один? – хозяйка снова начала барабанить по двери. – Отворяй, кому сказано. Слышу ведь, разговариваешь там с кем-то.
– Антонина Павловна, я сам с собой. Я стихи пишу.
– Лучче бы дров наколол, бездельник. И за квартиру заплатил.
В этот момент грянул гром. Поэта швырнуло от страха на пол, а за той дверью перекрестились.
– Вот ведь гром гремит, а. Как на нервах играет. Ну ты где там? Оделся.
Поэт уже стоял у стола и спешно записывал:
– «Как бы резвяся и играя».
– Кошмар, - застонал поэт. – «Резвяся». Что это за зверь такой, «резвяся»? Заморскае чудище, али тать нощной? Ну, играя еще куда ни шло, а «резвяся»…
– Я чичас за дворником пойду, чтобы он дверь ломал! А ты новую поставишь!
Поэт вновь пробежал по строкам своего стиха, ободрено хлопнул ладонью по рукописи и побежал отворять дверь.

Рассказ является вымышленным и фантастическим.
Все совпадения и все литературные герои в нем случайны и не соответствуют действительности.

Другой ветер [15]

Добавлено:
29.09.12 15:08
Обсуждение закрыто

Другой ветер [15]

Добавлено:
22.02.13 14:59
Обсуждение открыто

Другой ветер [15]

Добавлено:
22.02.13 15:01
A2M Creampie [11] Месть Наёмника Джона
 
 
Заставка. Мухобойка истребляет семью из четырёх мух.
Бодун Пикчерз представляет, то что вы даже представить не можете. Фильм по мотивам суперпопулярной онлайн игры Точка Отсчета, созданной при помощи технологии Макромедия Флеш! Макромедия Флеш, лучший графический редактор векторной анимации в мире! Всего 249.99$ вместе с доставкой!

Первые кадры фильма. Одетый костюм из картона и фольги одинокий и юный охотник вытаскивает из резиновых крыс и надувных женщин с четырьмя руками, куски мяса и складывает в свой рюкзак. Это Сталкер Феликс (в его роли Женя). Он оборачивается на крик из кустов.
Крик из кустов: Эй, Сталкер Феликс, это Я Злодей Джек! Ты не заплатил за крышу!
Сталкер Феликс: Я не буду платить тебе Злодей Джек, меня крышует мой брат Наёмник Джон!
Злодей Джек: Тогда я убью тебя! Пыщ пыщ!
Сталкер Феликс падает облитый красной краской, из него выпадает несколько ящиков, в которых роется Злодей Джек.
Злодей Джек: Я лучший корсар в этих краях, никто не уйдёт от меня!

В это время идут титры.
Режиссёр Вилоносец.
Продюсер Мама Вилоносца и Папа Вилоносца
Сценарист Дартс при участии словаря и программы Микрософт Ворд.
Оператор Фаталити, съёмка произведена на камеру Сони Хендикам любезно предоставленную

В главных ролях.
Гоша Куценко
Балу в роли Наёмника Джона
Фродо Ганджубас в роли Любмой женщины наёмника Джона (Псилидер Джейн)
Рег Потрошитель в роли оруженосца наёмника Джона.
Светлый Гесер в роли Крашера наёмника Джона, а также дублёр любимой женщины в постельных сценах.
Альберт Вескер в роли Злодея Джека.

И Бабушка Рега в роли Бабушки Рега.

В ФИЛЬМЕ МЕСТЬ НАЁМНИКА ДЖОНА

Заметно что съёмка ведётся с заднего сиденья авто принадлежащего Борису.
Голос за кадром: Снимай, вот он!
В кадре московская кофейня, туда только что зашел Гоша Куценко.
Голос за кадром начинает читать: Земля - одна из мириадов планет безграничной Вселенной, третья по счету планета Солнечной системы...
http://www.timezero.ru/manual/chronicle.ru.html
...Вопросы появления этих созданий даже поднимались на городских собраниях управленцев, но так как случаи были все-таки не очень частыми, проблему на время забыли.
А зря.  
Чтение занимает примерно половину фильма.
За это время Гоша Куценко успевает допить кофе, подцепить малолетку (в роли малолетки Тринаха) и свалить со «съёмочной площадки». Затем начинается монтаж из документальных кадров атомных взрывов вперемежку с кадрами из фильмов студий Private и Penthouse, в которых половине актёров пририсовали ещё одну пару рук.

Голос за кадром умолкает.
Крупным планом показывают лицо Балу. Он ест куриную ножку. Рег плачет.
Оруженосец Смит: Повелитель смерти, великий Джон, я тоже хочу кушать!
Наёмник Джон: Щас я тебя накормлю.
Постельная сцена

В кадре умирающий Сталкер Феликс, его находят наши герои.
Наёмник Джон:  Кто это сделал с тобой брат!?
Сталкер Феликс: Это Злодей Джек! (Феликс плюётся томатным соком) Отомсти брат!
Наёмник Джон: Да я отомщу за тебя брат!
Псилидер Джейн: О мой герой!
Оруженосец Смит: Хочу кушать!
Крашер Фикус: Ррррр!  
Постельная сцена с участием Джона, Джейн, Фикуса и мёртвого Феликса.

Герои бегут по пустыне (Южное Бутово во время матча Спартак-Зенит)
В кадре стая динго, они нападают на героев. В роли динго массовка из клана ТЫЩЩА.
Все делают Пыщ Пыщ. Джейн делает Пыщ Пыщ из головы, Гессер просто рычит, изображая больного лабрадора.
Убив всех динго, Джон замечает что голова Фродо откушена Моцартом (в роли вожака стаи динго)
Наёмник Джон: А без головы то она посимпатичнее!
Постельная сцена с обезглавленным Фродо и мёртвыми динго.
Голос Фаталити за кадром: Пристрелите меня, я больше не могу!
Высрел за кадром. С этого момента Балу продолжает играть главную роль, снимая себя левой рукой.

В кадре появляется Бабушка Рега: Ах вот ты, где шляешься пузатый бездельник! Немедленно иди домой кушать пирожки!
Хватает Оруженосца Смита за шкирку и утаскивает со сцены. Балу и Фродо делают пыщ пыщ из своего оружия. Гессер машет лапами в атаке крашера.
Наёмник Джон: Теперь когда неизвестное чудовище утащило верного оруженосца, мы вдвоём продолжим преследование злодея Джека! Ты понял Фикус?
Гессер скулит закрывая глаза лапами.
Постельная сцена.

Джон и Фикус настигают Злодея Джека.
Съёмка идёт на обочине МКАДа, звуки пролетающих машин имитируют выстрелы лазерных ружей, которые арбалет потом нарисовал на плёнке своим красным фломастером.
Фикуса сбивает грузовик, всё в крови.
Наёмник Джон: Все мои спутники погибли, это я виноват!
Злодей Джек: Это потому что я великий корсар!
Наёмник Джон: Нет, я докажу это, отомстив за них!
Злодей Джек:  Попробуй или умри!

Джон попадает лучом лазера Джеку в пах. Тот падает. Джон торжествующе бежит к Джеку.  

Наёмник Джон: Я победил и отомстил за брата!
Злодей Джек умирая: Постой! Знай же Джон, я тоже твой брат! В детстве мама выкинула меня на свалку, потому что решила, что я эмо, и я стал злым. Но я сожалею о содеянном мною!  
Наёмник Джон: Какое горе! Мне нет прощенья.
И убивает себя клювом.

конец [18] .

Другой ветер [15]

Добавлено:
22.02.13 15:01
Обсуждение закрыто

Другой ветер [17]

Добавлено:
06.11.17 12:07
Обсуждение открыто

http://www.timezero.ru/cgi-bin/forum.pl?c=156753195&a=O