Тема: Победителей нет Ответить

ФОРУМ:

 Перейти  Создать тему  Поиск  Переключить на полное отображение информации 
На страницу: [1]
The Savior [7]
Цитата
Добавлено:
30.08.12 11:52
Матрос форума, 58
    Дождь. То распыляясь мелкой моросью, то собираясь в плотные струи, он льёт у нас круглые сутки, круглый год. Хлороводород и серная кислота – вот из чего он состоит чуть больше, чем наполовину. Облака, как правило, тёмные, отливают лёгким ядовито-жёлтым окрасом. Не построй люди купола, здесь нельзя было бы жить.
    Я лежу на крыше огромного стеклянного небоскрёба, и капли падают мне на одежду, на лицо. Чистые, безопасные капли самой простой воды: где-то в километре надо мной силовые поля исправно делают своё дело, не пропуская кислоты и другие вредные соединения. А ещё купол держит на себе давление в семнадцать Земных атмосфер.
    Земля… От этого слова сводит судорогой лицо. Ненавижу Землю.
    Крыши небоскрёбов окружают меня повсюду: где-то ровные, где-то многоярусные, но почти все – с площадками для «мух». Я тоже лежу на такой площадке, в самом центре слабо фосфоресцирующего белого круга с вписанной буквой «F». Сейчас никто не летает на «мухах». А даже если бы летали – я всегда успею уйти.
    Сверху Новый Лион намного лучше, чем снизу. Снизу – многоярусные улицы, освещённые искусственным светом, мёртвые и просторные настолько, что от этого простора хочется повеситься. Такое ощущение, что ты – где-то глубоко под землёй: толпы людей плывут мимо, капли пота стекают по лицу, душно и не хватает воздуха. Сверху – иначе. Здесь нет жёлтого и мягкого до тошноты света. Здесь нет скоростных шоссе над головой и серой суеты, пропитавшей воздух. Здесь только я, небо и купол между нами, вечный косой дождь и ветер, которым приятно дышать. Крыши небоскрёбов, все примерно на одном уровне, создают своеобразную ступенчатую площадь до самого горизонта. Эта площадь – словно из плит, а пропасти между ними – швы шириной по тридцать-сорок метров.
    В самый раз, чтобы их перепрыгивать.
    На самом краю зрения, слева-внизу, светится маленький прямоугольник. Кажется, он парит где-то в небе, но на самом деле он виден только мне: изображение спроецировано на мои линзы. Кидаю в его сторону косой взгляд, и прямоугольник послушно передвигается в центр. Это – карта. В самом центре её словно бы шестерёнка с тремя прямоугольными зубьями – здание, на крыше которого я лежу. Севернее – двести метров открытого пространства, сквер матери Терезы. Такой шов не перелететь. Южнее и восточнее – хорошие, узкие швы в тридцать метров, подсвеченные зелёным. Через восточный я уже прыгал.
    Западный шов – большой, сорок семь метров. Нужна хорошая сноровка, чтобы его преодолеть. Но я лежу вовсе не потому, что боюсь прыгать. Просто сейчас улица Павла Первого, отделяющая мою «шестерёнку» от соседнего небоскрёба, светится красным. Это значит, что где-то поблизости патруль и в прыжке меня наверняка заметят. А может и подстрелят. Хотя, конечно, вряд ли в меня кто-то сможет попасть с расстояния в пять сотен метров, но зачем поднимать шум? К тому же, если в патруле окажется «Фантом», я могу и не долететь до соседней крыши.
    Нам со Стефаном всегда достаётся самое опасное. Но Гена тоже хорошо рискует, нелегально проникая в сеть. Для гражданских в неё доступ закрыт, так что если канал Гены вскроют, нас всех схватят сразу же. Гену – на месте, а нас со Стефаном просто запеленгуют. И про Нэдди мы смолчать не сможем – военные умеют развязывать языки…
    Стоп, говорю я себе. Никогда не думай о том, что будет, если ты попадёшь в плен – так завещал Хемингуэй устами Роберта Джордана. А уж старый писака знал, о чём говорил.
    Новый сигнал от Гены прерывает мои размышления: из ярко-красной улица становится жёлтой, как банан. Значит, патруль уже удаляется, но он всё ещё слишком близко. Пора готовиться.
The Savior [7]
Цитата
Добавлено:
30.08.12 11:52
Матрос форума, 58
    Осторожно поднимаюсь на ноги, отталкиваясь от площадки руками. Отряхиваюсь: брызги летят во все стороны, но я сухой – водоотталкивающая одежда делает своё дело. В левом верхнем углу карты появляется мигающий секундами таймер. Готовность – две минуты.
    Когда-то это здание было торговым центром. Целых два месяца назад – словно бы в прошлой жизни… Аж три флай-площадки на крыше и, бывало, все – заняты. А сейчас сверкающие окна безжизненны и темны. Конечно, какая торговля в военное время, да ещё и в оккупированном городе? Деньги здесь ничего не значат, и кем бы ты ни был раньше – хоть ведущим реверс-инженером, хоть простым «калькулятором» – всё равно. Пункты выдачи провианта не делят людей по статусу.
    К тому времени, когда таймер подобрался к отметке в тридцать секунд, я уже стоял на краю флай-площадки, на том, что ближе к центру «шестерёнки». Дальше была лестница – удивительное дело, но за столько столетий люди не придумали ничего проще и отказоустойчивей – а за лестницей, на два метра ниже – стеклянная будка с платформой лифта, конечно, обесточенного. До противоположного края площадки – всего двенадцать метров. Маловато, но я должен справиться.
    Отдаю мысленную команду варперам; лёгкий толчок – и меня поднимает на двадцать сантиметров. Подошвы освещают площадку стерильным синеватым светом. Если вы когда-нибудь пробовали подносить друг к другу два магнита одного полюса, то можете себе представить, что значит гонять на варперах: словно ботинки сами отталкиваются от земли, и нет никакого трения, ты просто скользишь по воздуху с невероятной скоростью. На Земле их называют слайдерами…
    Чувствую, как ногти впиваются в ладони. Нет, сейчас не время.
    Улица Павла Первого снова моргает, становясь зелёной. Путь свободен.
    Легко балансирую, перенося центр тяжести вперёд, к носку; платформа под ногами трогается и едет – бесшумно, лишь ветер свистит в ушах да подошвы вибрируют, слабо светясь. Три метра проносятся за мгновение. Наклоняюсь сильнее, и край небоскрёба летит на меня, словно я падаю в пропасть. До края бездны – считанные мгновения, я не только его вижу сощуренными глазами, но и чувствую всем своим телом каждый сантиметр, остающийся за спиной. Секунды больше не имеют никакого значения: время мчится неудержимой лентой мгновений.
    Мышцы всё делают за меня. Это словно ритм внутри, словно счёт: раз-два-три. Раз, и что-то щёлкает в голове, до края считанные доли секунды, и я падаю вперёд, выводя тело из равновесия, разгоняясь ещё сильнее. Два, и я сгибаю ноги, переходя почти в позу эмбриона. Три, и я ловлю карниз ногами, он – моя единственная точка опоры; ноги пружинят с невероятной силой и быстротой, доступными только «мо́дам-А». Этот мощный импульс вдавливает варперы на добрых десять сантиметров, а спустя мгновение я уже лечу. Две стеклянные стены – словно края ущелья, а далеко внизу, на дне – скоростное шоссе и где-то под ним улица. Я знаю это, но не вижу – всё моё внимание сконцентрировано на противоположном краю.
    В пике прыжка я окончательно понимаю, что долечу. Крыша небоскрёба ровная, гладкая, без флай-площадок и каких-либо преград. Пятьдесят метров на то, чтобы затормозить – вполне хватит. Хотя… зачем?
    Прямоугольник, обозначающий здание, очень ровный и скучный. Прямо за ним – ещё один зелёный шов. Тридцать четыре метра.
    Приземляюсь очень мягко, профессионально: сказывается большой опыт. Когда-то у нас был целый клуб варп-джамперов – виджеев. Мы гоняли по крышам наперегонки, очертя головы, вживую или на время. У нас было шестнадцать трасс разной степени сложности: от простых спальных районов, где крыши – лишь ровный полибетон, до невероятно сложных бизнес-кварталов с огромным количеством антенн, лестниц, флай-площадок. Как-то раз один парень разбился: не долетел до крыши, а у страховочного генератора поля сел заряд. Помнится, много новичков тогда ушло.
The Savior [7]
Цитата
Добавлено:
30.08.12 11:53
Матрос форума, 58
    Сейчас я летаю без страховки: генератор слишком сильно излучает, военные могут его засечь. Но всё-таки я уверен, что в случае чего останусь жив: варперы у меня повышенной мощности, да и инверсионный режим никто не отменял. Если я всё сделаю правильно, то всего лишь сломаю несколько костей. Очень больно, но не смертельно: недаром же я «мод-А».
    Полибетон мчится подо мной с огромной скоростью. Слева пролетает спутниковая тарелка, справа – дверь, выход на крышу. Осколки воды отлетают от меня, словно я – пуля, пробивающая стекло. Я уже почти падаю, крыша подо мной ближе с каждым мгновением… И тут счёт снова овладевает мной.
    Раз-два-три. Я лечу. Мокрый ветер бьёт в лицо, новыми брызгами сметая старые капли.
    Отличный путь, очень ровный и гладкий. Впереди – только зелёное. Не сбрасывая скорости, снова прыгаю, потом ещё и ещё. Легко лавируя по крышам, я несусь вперёд, навстречу своей цели: белая стрелка ведёт меня. И хотя я и сам отлично ориентируюсь в этих местах, я всё равно не спускаю с неё глаз: в любой момент Гена может что-то поменять, если ситуация того потребует.
    Перед улицей Ганны приходится ненадолго тормозить: где-то поблизости военные. Я бы с радостью сделал крюк, чем сидеть без дела, но весь маршрут проложен заранее: Нэдди несколько дней расставляла сенсоры на моем пути. Глупо рисковать без причины лишний раз.
    Ждать приходится всего пару минут. Через несколько прыжков жилой квартал заканчивается, на крыши снова налезают флай-площадки и огромные спутниковые тарелки – это правительственный район. Сбрасываю скорость: здесь надо быть очень осторожным, не столько из-за сложности трассы, сколько из-за концентрации земляшек. Заворачиваю вправо, огибая по большой дуге высокое здание вдалеке.
    Этот небоскрёб похож на высокий ярко-голубой стакан. Когда-то давно он был мэрией: на крыше – целых две площадки для «мух», длинные шпили антенн пронзают небо, в самом центре – огромная спутниковая тарелка и несколько поменьше. Очень мощные каналы связи, почти весь ресурс которых уходит в никуда: правительственные линии – словно стальные бронепоезда, защищены несколькими слоями непробиваемого шифрования. Громоздкий и очень затратный способ обеспечения безопасности: объём данных увеличивается в десятки раз. Зато – невероятно надёжно. Против лома нет приёма.
    Сейчас в бывшей мэрии штаб землян. Не главный, конечно: генеральный штаб находится на флагманском линкоре «Георг III», занявшем геостационарную орбиту где-то над западным полушарием. В Новом Лионе же развёрнут пункт командования наземными силами, и, по совместительству, отсюда же осуществляется контроль оккупированных территорий. Чертовски удобно, на самом деле.
    Последним прыжком преодолеваю сорока метровый шов и оказываюсь на сложной, многоярусной крыше пресс-центра. Здесь тоже полно антенн, лестниц и тарелок; правда, флай-площадка всего одна. Гуськом поднимаюсь по ступенькам и ползу на животе в сторону посадочного круга. Капли дождя бьются о спину и стекают с меня на полибетон. Очень осторожно подползаю к противоположному краю, тому, что ближе к бывшей мэрии.
    Передо мной узкое ущелье шириной в двадцать метров. Внизу – даже не улица, а просто одноярусная дорога между зданиями. На другой стороне – крыши офисных строений, ровные, но коммуникаций там тоже хватает. А вот сразу за ними – пятидесяти пяти метровая пропасть, где-то на середине рассечённая сенсорным полем. Нет, его не видно: капли дождя беспрепятственно падают на крышу штаба и на прилегающие территории, люди снуют туда-сюда без каких-либо препятствий. Но оно есть. И как только я влечу в зону его действия, меня сразу же отбросит назад, и я упаду прямо в сквер около здания. И тогда, пожалуй, мне лучше разбиться насмерть, чем остаться в живых.
The Savior [7]
Цитата
Добавлено:
30.08.12 11:54
Матрос форума, 58
    Гена уже знает, что я на месте: система сама оповестила его. Наверно, он даже отправил сигнал Стефану. А вот что со Стефаном? Понятия не имею. Без него вся затея теряет смысл – чтобы разбить такое поле силой, нужен как минимум удар с орбиты. Или несколько десятков танков. Здание полностью автономно: если прекратится подача энергии извне, оно может ещё несколько суток держать поле самостоятельно.
    Если только никто не додумается дестабилизировать его высокочастотным электромагнитным импульсом.
    Легко, едва ощутимо приподнимаются волосы на голове. Нет, это не я такой трус, это кое-что иное. Улицы, жёлтые и красные, гаснут все одновременно, становясь просто серыми – пропал сигнал. Едкая, злая ухмылка налезает мне на лицо – славный переполох, наверно, у земляшек случился. Да нет, конечно, ЭМИ никого уже не удивишь, монопроводникам он безразличен. Но всё равно ведь неприятно остаться без связи, правда? Молодец Стефан, минута в минуту.
    Двадцать метров пролетаю легко, играючи. Впереди – почти ровный участок, специально подобранный заранее. Варперы начинают гудеть громче – выжимаю из них всё, что могу. Кажется, будь дождь чуть плотнее, я разодрал бы лицо до крови; капли воды сливаются в сплошные стены.
    Я испугался. На целое мгновение мной овладел инстинктивный, животный страх перед неизбежным – мне почудилось, что я не поймаю нужный миг, а тормозить уже поздно. Но оказалось, что за все годы этот ритм пропитал меня насквозь, стал частью меня, как сердцебиение. Тук-тук-тук – стучит в груди. Раз-два-три – звучит в голове. И я уже в воздухе.
    Время замедляется. Я лечу словно сквозь кисель, вязкий и холодный. И каждое мгновение жду — вот сейчас, сейчас упругая стена отбросит меня назад, в пропасть. Пик прыжка остаётся позади, я медленно теряю высоту, а поля всё нет, и только тогда необъяснимый страх отпускает меня. Поля нет, оно не могло выдержать ЭМИ такой мощности. Просто не могло...
    Крыша, утыканная шпилями антенн, уже почти под ногами. Не хотел бы я упасть на эту крышу сверху — в лучшем случае проткнёшь себе что-то важное и умрёшь быстро, а то и вовсе останешься висеть бестолково нанизанным куском мяса. Кажется, в Риме была такая казнь — посажение на кол...
    Лишнее.
    Приземляюсь неудачно. Я даже не смог понять, почему. Импульс проходит по телу снизу вверх; усилием мышц я сопротивляюсь, стараюсь загасить его. Это тоже рефлексы работают за меня. Взнывают ноги, ленивая боль загорается в позвоночнике, но я не падаю и не теряю скорости.
    На крыше, утыканной антеннами, флай-площадкам места не нашлось. Вместо этого две посадочные плиты висят по бокам здания, словно крылья. Зеленоватая буква «F» проносится под ногами. До противоположной площадки восемнадцать метров; к счастью, между платформами есть прямой проход. Я отрываюсь от полибетона несильным прыжком, чтобы покрыть это расстояние, и одновременно отстёгиваю от пояса блестящий предмет.
    Две тысячи четыреста десять грамм. Из них тысяча двести пятьдесят – алюминия, семьдесят – несложной электроники, сто пятьдесят – водородный детонатор. Остаток – сжатая смесь дейтерия и трития. Над корпусом и детонатором работали мы со Стефаном, электронику сделал Гена. Он же достал самое важное – водород, дейтерий и тритий. Протащил каким-то таинственным способом по своим каналам.
The Savior [7]
Цитата
Добавлено:
30.08.12 11:55
Матрос форума, 58
    Сильно нажимаю на кнопку, так, чтобы наверняка, и отпускаю бомбу. Конечно, там стоит сканер отпечатков пальцев, чтобы нельзя было нажать случайно. Как раз в тот момент, когда я приземляюсь на посадочную плиту, алюминий громко брякается на полибетон. У меня сто восемнадцать секунд.
    Вой варперов переходит чуть ли не в свист – я снова разгоняюсь. Пропасть несётся на меня, и я прыгаю ещё раз, теперь со всей силы. Уже в воздухе отмечаю, что индикатор сигнала на линзах потихоньку ползёт вверх – возмущения утихают, связь восстанавливается. Нужно быстрее убираться, пока земляшки не скоординировали действия.
    Лавирую между тарелками и антеннами, разогнаться не выходит. Два прыжка, три, и я вырываюсь из стальных джунглей. Здесь когда-то были развлекательные центры: флай-площадки раскинуты то тут, то там, громоздкие спутниковые тарелки разбавляют собой пустоту. Наконец вижу впереди широкий шов: это Центральное шоссе, оно рассекает город с запада на восток. Нужно лишь перепрыгнуть его и проехать с километр по крышам офисных зданий, а там уже – почти спасение. Не просто спальные районы, а кварталы «минимумов»: дома, набитые квартирами-коробками по пять на пять метров. До четырёх тысяч жилищ на дом, там всегда полно народу. Даже сейчас. На одной из крыш Гена подготовил мне работающий и незаблокированный лифт, а потом – просто слиться с толпой…
    Ослепительная вспышка бьёт меня в спину; мгновением позже её настигает громкий хлопок и оглушительный скрежет. Спина ощутимо нагревается, а я почти ослеплён. Сбрасываю скорость и еду по памяти несколько секунд, пока глаза приходят в норму. Да, термоядерный синтез – очень мощная вещь. Но много осколков, по идее, не будет: мы специально подогнали мощность взрыва для того, чтобы вывести из строя антенны, но свести к минимуму прочие разрушения. Хотя, конечно, летящую с крыши арматуру, некогда обеспечивавшую связь, никто не отменял...
    От увиденного в следующее мгновение я чуть не потерял равновесие.
    В ста метрах передо мной лежал, подобрав под себя лапы, чёрный кот. Полуприкрытые его глаза были густо-синими, как два сапфира, а всё лицо (именно лицо, а не морда) выражало какую-то сонную задумчивость. Сам факт того, что животное забралось на крышу, был просто невероятен: везде, в каждом доме на чердаке стоял электронный замок – как правило, закрытый, но даже если открытый – нужно быть человеком, чтобы попасть на крышу!
    Глубокие синие глаза смотрели прямо на меня – спокойно, по-человечески. Чёрная шерсть огненно блестела в лучах ещё не угасшего взрыва.
    Удивляться не было времени. В первое мгновение я решил, что лучше всего перепрыгнуть животное, но что-то заставило меня объехать его пяти метрами левее. Да уж, никогда не замечал за собой суеверности
    Шоссе показалось через четырнадцать секунд. То есть, конечно, не само шоссе, а сорока пяти метровая пропасть впереди. На самом деле, сорок пять метров – очень мало, но дефицит пространства под куполом заставляет экономить место. Как следствие – дорога пятиярусная. Всегда ненавидел эти многоярусные улицы и дороги. На Земле до сих пор полно мест, где и вторые ярусы видели только в голограммах…
The Savior [7]
Цитата
Добавлено:
30.08.12 11:55
Матрос форума, 58
    К чёрту Землю!
    Разгоняюсь плавно, не спеша – к счастью, место есть. Гудение варперов становится тоньше с каждой секундой, затем – толчок! – и гул идёт на спад. Уже в прыжке я начинаю различать другой звук, очень похожий, но инородный…
    Я поворачиваю голову в сторону района «минимумов», чтобы оценить предстоящий путь… и холодная молния пронзает тело.
    Прямо оттуда, прямо на меня, километрах в пятнадцати, летит «муха». Тёмная со стальным отливом машина несётся ко мне на струях реактивного пламени, вырывающихся из сопел реактивных двигателей. Низкий жужжащий гул волнами исходит от вибрирующего железа, пульсируя над крышами небоскрёбов. Именно за звук эти машины прозвали «мухами». И ещё за два крупнокалиберных пулемёта, выпирающих из-под кабины, словно жало.
    Я приземляюсь, и, не успев даже подумать, бросаюсь влево, параллельно шоссе, прочь от опасности. Ясность мышления возвращается через мгновение: то ли организм впрыскивает в кровь какие-то гормоны, то ли срабатывают какие-то центры в мозгу – скорее всего, и то, и другое.
    Так, изначальный план провалился… Очень плохо. Посмотрим… Если ехать прямо, вдоль шоссе, в конце концов я приеду в парк на краю купола. Площадь – четыре с половиной гектара. Годится? Допустим… Нет, какое  чёрту «годится»?! На военной «мухе» есть мощный резонометр! Дыхание и сердцебиение выдадут меня с головой, спрятаться не выйдет. Не говоря уже о том, что нужно сначала добраться…
    До «мухи» пока что километров четырнадцать. Скорость у таких машин обычно около ста восьмидесяти метров в секунду. У меня, положим, тридцать. До парка ещё семь километров… Чёрт! Нет, я ни черта не успеваю! А ведь, если пилот не дурак, он пойдёт мне наперерез. Всё плохо, очень плохо…
    И почему я уверен, что нужен им живым?
    Приближаясь к очередной пропасти, я вдруг ощутил что-то… такое, чего раньше не ощущал почти никогда. Словно звонок в голове – опасность! Машинально оборачиваюсь – зря. Я всё равно ничего не увидел. Пулемёты Гаусса не исторгают пламени и не создают каких-либо других красочных эффектов. Просто что-то очень мощно застучало рядом со мной, пронзая крышу, и лишь мгновением позже меня настиг звук – визгливый рёв, почти как от сверхзвуковых истребителей, только в миниатюре.
    И вот тогда я наконец понял, что игры кончились, и запаниковал по-настоящему. Паника – страшный враг, намного страшнее, чем настоящие недруги, пусть даже с крупнокалиберными пулемётами. Всё сразу пошло наперекосяк: я задёргался, заметался, пытаясь уйти от огня, а через мгновение понял, что пропасть уже почти под ногами, а я не успеваю…
    Мне показалось, что я прыгнул. Во всяком случае, я снова был в воздухе, я снова летел, почты привычно, но…
    Я не летел. Я падал.
The Savior [7]
Цитата
Добавлено:
30.08.12 11:58
Матрос форума, 58
Это ещё далеко не конец)

>> The Savior [7] , 30.08.12 11:59:
на струях реактивного пламени, вырывающихся из сопел реактивных двигателей
Гм.
Бешеный бурундук [17]
Цитата
Добавлено:
30.08.12 17:34
Матрос форума, 61
Очень даже. Мне напомнило " Дикую энергию" Дяченко. Стиль сложный. Нужно постараться чтоб не получилось сухо, скучно и нудно. Пока хорошо.
The Savior [7]
Цитата
Добавлено:
30.08.12 18:51
Матрос форума, 58
Спасибо)
"Дикую Энергию" читал. В первый раз остался в полном восторге, потом года через три перечитывал - показалось несколько поверхностно. Дяченко умеют намного глубже.
По поводу стиля - да, замечал за собой. Пытаюсь не усложнять там, где это не надо.
**Wolf** [20]
Цитата
Добавлено:
27.02.20 17:46
Капитан форума, 5049
ап
Тема: Победителей нет Ответить
На страницу: [1]
версия для печати
Логин:
Сообщение: